Охотники за привидениями: наследники ∞ zeitnotinfo.ru
Phoebe (Mckenna Grace) and Podcast (Logan Kim, left) fire a proton pack for the first time in Columbia Pictures’ GHOSTBUSTERS: AFTERLIFE.

2 декабря 2021 года в России в прокаты выйдет продолжение культовой франшизы «Охотники за привидениями» — «Охотники за привидениями: наследники» (Ghostbusters: Afterlife).  По сюжету, после переезда в маленький городок двое подростков вместе с мамой узнают, что их семья связана с охотниками за привидениями, и их дедушка оставил им загадочное наследство.

НЕЗАКОНЧЕННОЕ ДЕЛО: НАСЛЕДИЕ ОХОТНИКОВ ЗА ПРИВИДЕНИЯМИ

Джейсону Райтману было всего шесть лет, когда его отец Айвен Райтман взял мальчишку с собой на съёмочную площадку фильма ОХОТНИКИ ЗА ПРИВИДЕНИЯМИ. «Я помню, как стоял на крыше здания, в котором жила Дана, – рассказывает Джейсон Райтман. – Тогда никто ещё не знал ничего об адских псах и протонных ранцах, а я, затаив дыхание, наблюдал за каскадёрами, которых щедро полили пеной для бритья после взрыва Зефирного Человека. Со съёмочной площадки я забрал домой маленький клочок взорвавшегося гиганта, который пролежал у меня на полке много лет, пока я не кончил школу».

Юный Джейсон Райтман решил пойти по стопам отца, став кинематографистом. Его фильмы ДЖУНО и МНЕ БЫ В НЕБО были номинированы на «Оскар». Комедии Джейсона Райтмана по своей специфике очень отличались от фильмов, прославивших его отца, – Райтман-младший делал акцент на личных отношениях, особенно на семейных историях. Джейсона неоднократно спрашивали, не собирается ли он когда-нибудь снять фильм об охотниках за привидениями. В своих ответах он всегда ссылался на то, что у него с отцом разный подход к кинематографу: «Кажется, я всегда отвечал: «Охоты не получится», – смеётся Джейсон Райтман. – Вряд ли отец когда бы то ни было ожидал увидеть меня с историей об охотниках за привидениями в руках. Каждый из нас пошёл своей дорогой в кинематографе. Лично я всегда считал себя независимым кинематографистом».

По правде говоря, семейный бизнес Райтманов состоял не только в съёмке фильмов, но и в охоте за привидениями. И этот семейный бизнес не мог не интересовать Райтмана-младшего. Около десяти лет назад Джейсон подтвердил свой статус «величайшего фаната охотников за привидениями в мире», когда воображение нарисовало ему очень необычного персонажа. «Это была 12-летняя девочка, которая нашла протонный ранец в сарае, – рассказывает Райтман. – Как и в отношении многих других мыслей, появляющихся у меня в голове, я понятия не имел, что делать с этой».

Однако образ накрепко засел в памяти Джейсона. Как и любая другая идея, достойная развития, персонаж со временем оформился в историю, которую стоило рассказать. «Когда скончался Харольд Рэмис, я неожиданно для самого себя понял, кем была эта девочка, – продолжает Райтман. – Она была внучкой Игона Спэнглера[1]. Именно такую историю я и хотел рассказать – историю о девочке, которая находит протонный ранец и узнаёт, кем на самом деле является, какое у неё наследие, и насколько она уникальна».

Именно история об охотниках за привидениями стала в семье Райтманов переходящим знаменем. Учитывая то, что место продюсера занял его отец, Джейсон смог не только отдать должное франшизе, лежащей в основе сюжета, но и придать ей дополнительное развитие. Джейсон получил возможность рассказать свою историю, вплетя семейную ниточку в полотно франшизы. «Мне хотелось снять фильм, который понравился бы и моему отцу, и моей дочери, – объясняет режиссёр. – Я стремился рассказать историю о матери с двумя детьми, которые не знают о своём прошлом и выясняют, что они поистине уникальны».

Джейсон предложил идею отцу, и тот нашёл сюжет идеальным сочетанием их с сыном самобытных подходов к кинематографу. «Очевидно, Джейсон влюблён в кинематограф, и эта любовь чувствуется в каждой странице сценария, – утверждает Айвен Райтман. – Читая сценарий в первый раз, я, признаться, не мог сдержать слёз. В тексте чувствовался дух и жизнерадостность первого фильма. Джейсон чётко представлял, к чему стремится, – он задался целью снять семейный фильм в масштабе классических ОХОТНИКОВ ЗА ПРИВИДЕНИЯМИ. Для такого необычного симбиоза тема спасения всего мира, лежащая в основе ОХОТНИКОВ ЗА ПРИВИДЕНИЯМИ, подошла как нельзя лучше».

Райтманы оба сходятся во мнении, что «знамя» могло перейти от отца к сыну только в этом формате. «До 1984 года супергерои были непоколебимым столпом всех американских киногероев и очень серьёзно относились к своей работе, – говорит Айвен Райтман. – Охотники за привидениями были немного неуклюжи и обладали чувством юмора. Они были ближе зрительской аудитории».

«Не думаю, что каждый из зрителей верит в то, что может стать Суперменом, – добавляет Джейсон Райтман. – Служба охотников за привидениями предоставляла даже изгоям шанс проявить героизм».

Джейсон Блюменфилд, работающий с Джейсоном Райтманом последние 15 лет в амплуа продюсера и первого помощника режиссёра, говорит: «Таким видит мир Джейсон, таким видит мир и его отец. Эта картина – замечательное и очень трогательное послание сына отцу и всем фанатам оригинальных ОХОТНИКОВ ЗА ПРИВИДЕНИЯМИ».

Над сценарием фильма Джейсон Райтман работал с Гилом Кинаном. Когда работа была закончена, у сценаристов осталось одно незавершённое щекотливое дело. Нужно было проконсультироваться с Дэном Эйкройдом, который выступал соавтором сценария оригинальных ОХОТНИКОВ ЗА ПРИВИДЕНИЯМИ и играл в том фильме одну из главных ролей. «Мы натерпелись страху, когда отправляли сценарий Дэну Эйкройду, – признаётся Райтман. – То есть, это же тот самый человек, который придумал саму идею охотников за привидениями! Мне было любопытно, как он отреагирует, написан ли наш сценарий в том же стиле, в каком был написан сценарий оригинального фильма. Мы с трепетом открывали его ответ. Казалось, нам ответил сам Рэй Стэнц[2] – необычные, пропитанные юмором предложения в стиле Лавкрафта всецело отражали его личность. Нас это очень воодушевило. Мы понимали, насколько он увлекался фантастикой в детстве – это без труда читалось в каждой строчке, в том, как искренне он верил в привидения».

«Джейсон – удивительный кинематографист, очень талантливый режиссёр, – говорит Эйкройд. – В нём есть всё, что нужно для творчества – и доброе сердце, и большая душа, и жизнерадостность. Он написал замечательную историю – нашёл способ соединить всё, что было в первых фильмах, а затем представил это в совершенно новом свете».

СЕМЕЙНОЕ НАСЛЕДИЕ

Главными героями фильма ОХОТНИКИ ЗА ПРИВИДЕНИЯМИ: НАСЛЕДНИКИ стали члены небольшой семьи: мать-одиночка Келли (Кэрри Кун), её 15-летний сын Тревор (Финн Вулфхард) и 12-летняя дочь Фиби (Маккенна Грейс). Их выселили из квартиры в Чикаго, поэтому Келли вынуждена переехать на заброшенную семейную ферму в Оклахоме. В своё время родовым гнездом владел отец Келли, который недавно скончался, но которого она совершенно не помнит. Выясняется, что отец Келли были никем иным, как Игоном Спэнглером, который по необъяснимым причинам перебрался из Манхэттена в провинциальную Оклахому.

Прошло много лет с событий 1980-х на Манхэттене, о которых давным-давно забыли. «Призраки не напоминали о себе десятилетиями, поэтому и об охотниках за привидениями никто не вспоминал, – объясняет Джейсон Райтман. – То есть, те, кто родились в начале 2000-х, возможно, даже не знают их или слышали о них лишь краем уха. Охотники перестали быть частью нашей повседневной жизни».

На роль сильной духом матери-одиночки Джейсон Райтман пригласил знаменитую актрису Кэрри Кун. «Всё, что делает Кэрри Кун, получается великолепно, – говорит режиссёр. – Кажется, впервые я увидел её в фильме ИСЧЕЗНУВШАЯ и подумал: «Так, что это за девушка, которая перетянула всё одеяло на себя?» Затем, увидев её в сериале «Фарго», я подумал: «Как бы мне с ней поработать?» Келли предельно честна со своими детьми, а Кэрри Кун обладает замечательной особенностью – ты веришь каждому сказанному ею слову, она не играет с собеседником. Я понимал, что она отлично подойдёт на роль откровенной матери-одиночки».

По словам Кун, когда Джейсон пригласил её на читку сценария, она была тронута прямотой и недвусмысленностью истории. «Меня впечатлило то, с какой любовью к оригиналу был написан сценарий, – вспоминает актриса. – Это было поистине трогательно. В тексте не чувствовалось никакого просчёта. С одной стороны сценарий был написан в стилистике Джейсона, с другой – отдавал должное оригинальной картине».

«Келли – вымотанная мать-одиночка, и, возможно, не каждое её решение можно назвать самым удачным, – рассказывает о своей героине Кун. – Она понимает, что из-за её проблем детство детей проходит мимо них. По замыслу сценаристов её собственная жизнь не останавливается, и Келли находит способ примириться с этой жизнью».

На роль Фиби, увлекающейся наукой в ущерб социальному признанию, Джейсон Райтман пригласил яркую, талантливую актрису Маккенну Грейс. «Фиби очень умна, её роль могла сыграть только актриса, которая бы не уступала своей героине в интеллекте, – считает режиссёр. – Маккенна невероятно умна, кажется, она прочитала больше книг, чем я. При этом она умеет концентрироваться и обладает завидным чувством юмора. Она идеально подошла на роль Фиби – не принимаемой обществом девочки, которая обретает себя в охоте на привидения».

«Я хотел, чтобы зрители увидели в Фиби поистине гениальную девочку, которая чувствует себя изгоем, – продолжает Райтман. – Она пытается завести друзей и в какой-то момент понимает, что очень похожа на своего деда. Она любит науку. Она умеет мастерить и любит чинить вещи. Она из тех детей, что норовят разобрать тостер, чтобы понять, как он работает. Только вместо тостера в её руки попадает протонный ранец».

По словам Грейс, эта роль стала для неё настоящим благословением. «Именно моя героиня узнаёт о жизни Игона, узнаёт историю их семейного древа, – объясняет актриса. – Несмотря на то, что Харольд Рэмис ушёл из жизни, он всё же сыграл немаловажную роль в нашем фильме. Я думаю, это делает картину по-настоящему особенной. Мне очень понравились кудрявые волосы и очки и, конечно же, костюм Спэнглера. Когда я в первый раз надела его, я даже не удержалась и вскрикнула: «О, боже мой!»

«Фиби не похожа на своих сверстников, – продолжает Грейс. – Она невероятно умна, каким был и сам Игон. Она обожает ставить различные научные эксперименты. В сцене знакомства с моей героиней она протягивает какие-то провода через здоровенную дыру в стене и в какой-то момент обесточивает весь дом. Она очень находчива и изобретательна».

Завершает список членов семьи Финн Вулфхард, известный по ролям в сериале «Очень странные дела» и в фильме ОНО. «Моя дочь была вне себя от счастья, когда мы утвердили Финна на роль, – рассказывает Джейсон Райтман. – Он сумел покорить целое поколение кинозрителей тем, как говорит и как выглядит. Финн кажется очень уязвимым в образе подростка, а это крайне необычное качество. Кроме того, он обожает всё, что так или иначе связано с кинематографом, как и многие его сверстники».

Вулфхард утверждает, что был фанатом ОХОТНИКОВ ЗА ПРИВИДЕНИЯМИ с раннего детства. «Я считаю, что это поистине фильм на все времена, поскольку любой может представить себя на месте одного из героев, а невероятную актёрскую игру невозможно забыть, – говорит Вулфхард. – Родители показали мне эти фильмы, когда я ещё был совсем маленьким, так что мне очень повезло. Впрочем, я не знаю никого из сверстников, кто не знал бы ОХОТНИКОВ ЗА ПРИВИДЕНИЯМИ. Это же классика».

О своём персонаже Вулфхард говорит: «Тревор – обычный подросток. Его семью выселяют из квартиры в Чикаго, и они вынуждены перебраться в забытый богом городок Саммервилль в Оклахоме. Он замыкается в себе, его бесит отсутствие сотовой связи, его вообще всё бесит, пока он не влюбляется в девчонку. Это чувство перевешивает все неприятности».

Роль этой девчонки по имени Лакки сыграла Селеста О’Коннор. «Лакки – девчонка из провинциального городка, которая мечтает о чём-то большем, она жаждет приключений, – говорит актриса. – Лакки – та ещё сорвиголова, и её совершенно не волнует мнение окружающих. Её отец – шериф этого городка, поэтому девушка чувствует себя вправе делать, что ей заблагорассудится. Разумеется, далеко не всем это нравится».

Совершенно иные отношения складываются у Фиби и Подкаста, роль которого сыграл новичок Логан Ким. «Несмотря на то, что Логан никогда не снимался в кино, когда я смотрел его пробы, он буквально оживал на экране, – вспоминает Джейсон Райтман. – Он – один из прирождённых комиков, который отлично владеет не только речью, но и телом».

«Его персонаж напоминает Рэя Стэнца, – продолжает режиссёр. – Он живёт в метафизическом мире и неоднократно сталкивался с различными визуальными феноменами, так что ему охота за привидениями кажется весьма перспективным занятием».

«Это очень необычный персонаж, наверное, именно поэтому он так легко находит с Фиби общий язык, – говорит Ким. – Он сам не от мира сего, но лично меня заинтересовали его подкасты о теории заговоров, об иллюминатах, о лохнесском чудовище и всех прочих загадках и тайнах. Фиби тоже выделяется на фоне сверстников, не вписываясь в подростковый социум. Молодые люди находят общий язык и становятся друзьями».

На роль летнего учителя Груберсона Райтман пригласил Пола Радда. Персонаж становится другом Фиби и проникается симпатией к Келли. «Он – один из лучших комиков нашего времени, – считает Райтман. – Я помню, как на кинофестивале в Сандэнсе в 2000 году увидел его в фильме ЖАРКОЕ АМЕРИКАНСКОЕ ЛЕТО. Тогда Пол Радд открылся для меня в совершенно новом свете. Я невольно поймал себя на мысли, что мне очень повезёт, если когда-нибудь удастся с ним поработать».

Радд говорит, что буквально влюбился в своего персонажа: «В Груберсоне мне особенно нравится то, что он ничего не утаивает, а говорит напрямую. Ему не слишком нравится быть учителем, он не слишком держится за эту работу и его не слишком волнует, чем заняты дети. Играть такого персонажа было очень интересно».

Я НЕ БОЮСЬ ПРИВИДЕНИЙ (НИ ЗЕФИРНОГО ЧЕЛОВЕЧКА, НИ АДСКИХ ПСОВ… НУ ЛАДНО, МОЖЕТ БЫТЬ, АДСКОГО ПСА И БОЮСЬ)

Что делает охотников за привидениями… охотниками за привидениями? Как отмерить верные пропорции юмора и страшилок, сюжета и атмосферы, актёрской игры и визуальных эффектов, песен и музыки, чтобы фильм понравился зрителям и пробуждал приятные воспоминания?

Перед Джейсоном Райтманом стоял более предметный вопрос: как снять фильм так, чтобы сохранить атмосферу фильмов об охотниках за привидениями, но при этом рассказать совершенно новую историю? Учитывая то, что его отец Айвен Райтман взял на себя функции продюсера, у Джейсона не возникало вопросов, к кому обратиться за советом. «Мы хотели создать у зрителей ощущение ностальгии, чтобы они вспомнили, как смотрели оригинальный фильм в далёком 1984-м, – объясняет Джейсон Райтман. – Мы использовали те же технологии, которые отец и его команда использовали в 84-м. Это напоминало старинный семейный рецепт».

«В фильме будет достаточно спецэффектов, и всё же мы снимали сцены на камеру там, где только было возможно, – утверждает оператор Эрик Стилберг. – Чем больше сможет увидеть камера, чем больше сможет увидеть моя команда и я сам, тем лучше актёры смогут сыграть свои роли. Позднее мы могли бы улучшить кадр при помощи спецэффектов, но когда видишь в кадре реальную картинку, это всегда круче».

Чтобы реализовать своё видение, Джейсон заручился поддержкой супервайзера по спецэффектам Ильи Попова (МИССИЯ НЕВЫПОЛНИМА: ПЛЕМЯ ИЗГОЕВ; МЫ) и специалиста по созданию существ и пластичного грима Арьена Туйтена. «Джейсон изначально нацеливал нас на практичные эффекты, поэтому мы стремились обходиться без компьютеров там, где только было возможно».

«Когда работаешь с практическими эффектами, неизбежны приятные и забавные неожиданности, – добавляет Туйтен. – Актёры взаимодействуют с окружением и их естественные эмоции невозможно подделать никакими компьютерными спецэффектами».

Фильм, конечно, не обошёлся без цифровых визуальных эффектов (в первую очередь – привидения), разработкой которых занимались супервайзеры по визуальным эффектам Алессандро Онгаро и Шина Дуггал и продюсер по визуальным эффектам Керри Джозеф. «Если бы мы сделали акцент на визуальных эффектах в фильме 2021 года, это не отвечало бы общей концепции франшизы, – считает Онгаро. – Все эффекты в фильме 1984 годы были оптическими иллюзиями, как правило, нарисованной вручную анимацией». Несмотря на то, что теперь эффекты разрабатывались на компьютерах, задача Онгаро заключалась в том, чтобы все эффекты (включая физические) выглядели как можно ближе к тем, которые создавались в 1984 году.

С одним из новых призраков Фиби и Подкаст сталкиваются, пытаясь разобраться в странных событиях на ферме и во всём городе. Ребятам невольно приходится задуматься, а по Сеньке ли шапка. «Это шестирукая плавающая субстанция, пожирающая весь металл, до которого дотянется, – рассказывает Райтман. – Призрак живёт в заброшенном литейном цеху, перебиваясь мусором».

Создатель персонажей Бринн Метени почти целый год работала над Жевуном в компании по разработке визуальных эффектов DNEG. «Когда я впервые встретилась с Джейсоном, помню, он спросил: «Как ты думаешь, что делает охотников за привидениями охотниками за привидениями?» Я знала, что фильм ОХОТНИКИ ЗА ПРИВИДЕНИЯМИ снимался в то время, когда дизайнеры были ограничены технологиями. Тогда нашим коллегам приходилось руководствоваться экономическими аспектами, а не творческими. Эффекты получались простыми, не отвлекавшими от персонажей, но всё же стали поистине легендарными».

По словам Метени, делать всё просто не так-то и просто. Это как попытка описать какое-нибудь всем известное животное. «Когда мы говорим о льве или жирафе, мы вспоминаем какие-то ключевые особенности животного, – объясняет она. – Наш мозг пытается упростить окружающий мир до каких-то важных деталей, которые нетрудно запомнить. Работая над созданием какого-то существа, мы пытаемся, в первую очередь, представить, каким бы его нарисовал ребёнок. Хочется найти ту самую деталь, которая врежется в память зрителей и которую они потом без труда вспомнят».

Такой запоминающейся деталью стало лицо Жевуна. «Джейсон хотел, чтобы Жевун казался ленивым, вялым и хмурым гремлином, обожающим металл», – описывает творческую задачу Метени. Дизайнер показала режиссёру изображение одутловатого призрака с мрачным, морщинистым лицом. Метени вспоминает, что сама про себя назвала этого призрака «старой бабкой». Райтман одобрил эскиз, и с этого началась работа над персонажем. «Мы сразу определились, что у существа должна была быть здоровенная пасть. В начале у Жевуна было четыре конечности, руки и ноги. Затем пасть мигрировала на живот, и в какой-то момент призрак превратился в один безразмерный живот с пастью и двумя руками, торчащими сверху». Затем Шина Дуггал показала Райтману изображение тихоходки – микроскопического беспозвоночного, близкого к членистоногим. В итоге, строение именно этого существа стало основой для физиологии Жевуна.

Хотя Жевун был полностью анимирован на компьютере, Попов создал на съёмочной площадке муляж эктоплазменной субстанции. «Мы придерживались оригинальной формулы, – вспоминает он. – Это была смесь метилцеллюлозы (химического компонента целлюлозы) и дистиллированной воды». Сложность состояла в том, чтобы добиться нужного цвета слизи, как в оригинальном фильме 1984 года. По словам Попова, они неоднократно обращались за советами к Айвену Райтману, который постоянно находился на площадке, выполняя функции продюсера.

Жевун – лишь одна из угроз, с которыми героям довелось встретиться в Саммервилле. Скажем, мистер Груберсон обнаружил, что утоление гастрономических потребностей в фудкорте магазина чревато чем-то худшим, чем повышенный холестерин в крови. «Всем нам в память врезалась сцена, в которой Зефирный Человечек шагает по улицам Манхэттена, – говорит Джейсон Райтман. – Когда мы с Гилом составляли список всех, кого хотим видеть в фильме ОХОТНИКИ ЗА ПРИВИДЕНИЯМИ: НАСЛЕДНИКИ, не сговариваясь, оба решили, что роль Зефирного Человечка в мифологии охотников за привидениями очень важна, и его обязательно нужно показать. Мы оба хотели бы увидеть миниатюрных человечков, которые бегают повсюду и всё разрушают, как толпа неуправляемых детишек».

Метени взялась преобразить дизайн гигантского Зефирного Человечка в зефирных лилипутов. На стадии разработки сотрудники арт-отдела закупили целую партию всевозможного зефира и зубочисток, чтобы Метени создала прототип зефирного человечка. Впоследствии на этот прототип ориентировались, чтобы получить представление о размере и текстуре персонажей. «У него большое тело, маленькие ручки и маленькие ножки, – рассказывает о персонаже Метени. – Получался эдакий увалень. Но это был наиболее простой и безболезненный способ превратить гиганта в лилипута в стиле тиби[3]. У японцев получаются очень милые персонажи, потому что художники способны вычленить и сделать акцент на самой милой детали персонажа. Именно эту цель я ставила и перед собой. Я не хотела, чтобы зефирные человечки нагоняли на зрителей страху, напротив, я стремилась, чтобы они как можно более контрастировали с ужасающими персонажами, которые должны были появиться на экране позднее».

«Мини-зефирки отнюдь не злые, – вторит дизайнеру Райтман. – Они очаровательны, просто некоторые зефирки спят и видят, как весь наш мир пожирает огонь. И это обусловлено лишь любопытством и дурной наследственностью». Работая над персонажами, художники придумывали различные гэги и розыгрыши с участием сладких персонажей. Райтман вспоминает: «Скажем, была такая инсталляция. Одна из зефирок заснула над куском печенья, а двое её друзей приближались к ней с двух сторон. У одного из них в руках была плитка шоколада, у другого – зажжённая горелка, которой он планировал поджарить своего собрата».

В фильме ОХОТНИКИ ЗА ПРИВИДЕНИЯМИ: НАСЛЕДНИКИ появятся и адские псы – дьявольские рогатые твари, охранявшие королевство Гозера. «Бринн изучила анатомию адских псов, – утверждает Джейсон Райтман. – Она начала со скелета существ и представила, какой должна быть их походка. Она рассчитала пропорции каждой косточки так, чтобы тварь могла рычать по-львиному и бросаться на противника с яростью быка. Она тщательно продумала мышечную систему и то, как должны работать разные группы мышц. Она даже учла, как когти будут царапать бетон».

Дизайнер созданий Арьен Туйтен стремился сделать свои творения как можно более материальными, чтобы актёры могли своевременно реагировать на происходящее. Адские псы в исполнении Туйтена получились очень страшными – их глаза горели, зубы сверкали, а из пасти стекала слюна.

«Чтобы работать над этим фильмом, надо быть настоящим фанатом ОХОТНИКОВ ЗА ПРИВИДЕНИЯМИ, и, поверьте, нет большего фаната ОХОТНИКОВ ЗА ПРИВИДЕНИЯМИ, чем Арьен, – утверждает Джейсон. – Эта франшиза играла значимую роль в его детстве. Он был буквально одержим идеей охоты на привидения. Помню, наш первый разговор происходил в странном формате – просто двое мужчин взахлёб обсуждали обожаемые обоими фильмы. Именно он вернул адских псов к жизни. На студии он создал живую, дышащую зверюгу. Это было существо, глядя на которое можно было оцепенеть. Арьен разработал всю внутреннюю моторику монстра, которая могла нам пригодиться в различных сценах».

Как и в далёком 1984 году, команда фильма ОХОТНИКИ ЗА ПРИВИДЕНИЯМИ: НАСЛЕДНИКИ создала полноразмерные механические куклы различных существ, которых Туйтен оживлял на съёмочной площадке. «Эти куклы были полностью механизированы и управлялись с помощью сложной системы приводов и кабелей, – объясняет Туйтен. – Они оказались очень полезными для крупных планов с актёрами и для съёмок из-за плеча актёров. Пасти чудовищ открывались, глаза горели, было много подвижных частей тела. Из пасти даже капала слюна. Такая тварь напугает кого угодно».

Туйтен утверждает, что, увидев впервые тварь весом более двух с половиной центнеров, Джейсон был вне себя от радости. «Одно дело – видеть это существо на картинке или на экране, совсем другое – увидеть его в реальной жизни, – объясняет Туйтен. – Джейсон просто потерял дар речи от радости».

ОХОТНИКИ ЗА ПРИВИДЕНИЯМИ ПОКУПАЮТ ФЕРМУ (ИЛИ, ПО КРАЙНЕЙ МЕРЕ, САРАЙ)

Для этой истории об охотниках за привидениями Джейсон Райтман переехал из города, который никогда не спит, в сонный городишко… В Саммервилле (Оклахома) что-то сверхъестественно страшное дремлет под землёй и того и гляди проснётся.

Декорации тихого городка на среднем западе Джейсон нашёл в канадской провинции Альберта в городках Тернер-Валли, Бисекер, Кроссфильд, Форд МакЛеод, Дороти, Летбридж, в национальном парке Хорстиф Каньон и в городе Драмхеллер, где находится знаменитый на весь мир крупнейший парк динозавров. Эти локации неоднократно появлялись на больших экранах. Их можно было увидеть в фильмах ДНИ ЖАТВЫ; ГОРБАТАЯ ГОРА и в оригинальном фильме СУПЕРМЕН. Создатели картины ОХОТНИКИ ЗА ПРИВИДЕНИЯМИ: НАСЛЕДНИКИ также работали на студии в Калгари.

В первую очередь скаутам предстояло найти грязную и заброшенную ферму, куда перебирается семья из Чикаго. «Изначально мы делали акцент именно на ферме, – вспоминает супервайзер по подбору локаций Брюс Браунштейн. – Какой должна быть эта ферма? И вообще где мы найдём целую ферму?»

Со временем стало ясно, что ни на одной из локаций не будет идеального сарая, идеального дома и идеального поля. «Я всегда знал, что для того, чтобы получить идеальную ферму, необходимо выстроить её, – признаёт Браунштейн. – Одного идеального элемента не достаточно. Только если выстраиваешь локацию, получаешь то, что хочешь».

Например, Браунштейн нашёл одно идеальное здание – сарай. Но, по словам художника-постановщика Франсуа Одуи, в остальном локация была совершенно непригодна для съёмок. «На одной из ферм мы нашли замечательный амбар, которого никогда не видели прежде, – вспоминает художник. – В этом амбаре провалилась крыша от времени и под тяжестью снега. Получилось замечательное подобие седла, которое мы так упорно искали».

Что делать, если идеальный амбар найден, но его нужно переместить в другое место, где будет строиться ферма? Всё просто – ты покупаешь амбар. Постройку разобрали на части и перевезли на новое место. Специалисты строительной бригады Одуи смогли даже сохранить отслаивающуюся с амбара краску, потрескавшуюся от времени.

Тем временем сам Одуи с другой бригадой строителей работал над возведением дома. «Фермерский дом стал для нас интересным испытанием, поскольку подобных домов практически не осталось в Соединённых Штатах, а в Альберте их ещё меньше, – объясняет художник. – Джейсон представлял себе простенький дом в стиле среднего запада, в котором вполне могли бы обитать привидения. Словом, нам пришлось возводить эту постройку с нуля. Сначала мы создали трёхмерную модель интерьера и экстерьера дома, взяв за основу дома с привидениями в викторианском стиле, но добавив им очарование среднего запада. Затем мы выстроили дом на студии и перевезли его на место, разобрав, словно гигантский паззл».

В результате фермерский дом стал полнофункциональной постройкой на площади в 270 м2. «Это не просто потёмкинские деревни с интерьером в совершенно другом месте, отнюдь, это полноценное, автономное жилище, – утверждает Одуи. – Можно не только увидеть дом, но и зайти внутрь, осмотреть интерьер. Можно побродить по нему. Можно зайти во все комнаты. Можно подняться на второй этаж».

«Интересным испытанием стало то, что нам пришлось выстроить этот дом дважды – точную копию пришлось возвести в студийном павильоне, – продолжает художник. – В павильоне мы могли получить полный контроль над окружением. Это было необходимо для сложных специальных и визуальных эффектов. Кроме того, там мы могли снимать ночные сцены днём, чтобы не утомлять наших юных актёров режимными сменами».

Одуи говорит, что строительства зданий на натуре и в павильоне шли параллельно: «Это касалось всех декораций – и дома, и амбара, и прочих построек, таких как бытовка, ветряк и выстроенные в ряд силосные башни. Все здания были связаны друг с другом и в павильоне мы воссоздавали их в точном соответствии с натурой. Это окупилось сторицей, ведь нам не приходилось хитрить, когда дело дошло до съёмок в павильоне».

В глубине жилого дома Фиби обнаруживает лабораторию Игона, в которой она переносится в мир охотников за привидениями. «Сцены в лаборатории Игона снимались в самом начале производственного цикла, – говорит Одуи. – В ней можно заметить массу пасхалок и отсылок к предыдущим фильмам франшизы. Покидая Нью-Йорк, Игон забрал с собой множество сувениров».

Одуи утверждает, что он со своей командой тщательно изучал оригинальные фильмы, стремясь воссоздать все декоративные элементы в точности. «В лаборатории Игона фанаты увидят множество знакомых предметов, таких, скажем, как оригинальные защитные костюмы в шкафчике, – рассказывает художник. – Все эти предметы готовят зрителей к кульминации – к появлению в кадре до боли знакомого протонного ранца».

КАК ПОЙМАТЬ ПРИВИДЕНИЕ

Фанаты ОХОТНИКОВ ЗА ПРИВИДЕНИЯМИ без труда узнают многие ставшие легендарными предметы из оригинальных фильмов, включая протонные ранцы.

Протонные ранцы описывались кинематографистами, как портативные ядерные ускорители частиц, которые создавали плазменные потоки положительно заряженных ионов, ослабляющих и сдерживающих эктоплазматические эманации. Ранцы были сконструированы Игоном Спэнглером и Рэем Стэнцем. В новом фильме ранец претерпел некоторые изменения, поскольку Игон его, очевидно, дорабатывал, чтобы ловить новые виды паранормальных существ.

«Наши протонные ранцы получились точь-в-точь такими же, как в 1984 году, – не без гордости заявляет реквизитор Бен Иди. – Мы потратили бессовестно много времени на то, чтобы предметы в нашем фильме были такими же, как и в оригинальной картине 84-го. Помнится, тогда у ранцев была весьма непростая система ремней и лямок. После продолжительных поисков мы всё же нашли специалиста, который делает подобные рюкзаки. Кроме того, мы немного усовершенствовали систему подсветки. На оригинальном ранце было множество лампочек, включавшихся в циркулярной последовательности. Хотя ни я, ни Джейсон в детстве не понимали, что это были всего лишь включавшиеся и выключавшиеся лампочки. Мы называли это устройство «циклотрон».

Поскольку Джейсон хотел сохранить ощущение фильма 84-го года, супервайзер по визуальным эффектам Алессандро Онгаро попытался воссоздать оригинальный плазменный луч. «Мы использовали те же базисные элементы, – объясняет он. – Наши предшественники рисовали визуальные эффекты от руки, кадр за кадром. Нашу работу, конечно, существенно упростил компьютер, но за основу мы взяли именно тот луч бластера, который кинозрители могли видеть в фильме 1984 года. Мы лишь сделали его более зрелищным. Мы предположили, что за минувшие тридцать лет Игон Спэнглер мог доработать ранец, добавить несколько усовершенствований, поэтому и цвет луча мог немного измениться. Компьютерные технологии существенно упростили для нас процесс создания и контролирования плазменного луча».

ЭКТО-1 ДАЮТ ПРИКУРИТЬ

Тревор пока слишком молод, чтобы водить машину, хотя ему это очень нравится. Именно он обнаруживает в сарае старую «Экто-1», заботливо укрытую чехлом. Поначалу он – единственный, кто знает о существовании машины, и мальчик пытается вернуть автомобиль к жизни.

Хотя сам Вулфхард не водит машину, актёр говорит, что для него было честью даже прикоснуться к легендарному авто. «В одной из сцен Тревор едет за рулём «Экто-1» по огромному пшеничному полю, – вспоминает актёр. – Он теряет управление и вылетает на дорогу».

На «Экто-1» были установлены некоторые современные усовершенствования. Например, снабжённое стационарной протонной пушкой кресло стрелка может выезжать из салона – таким образом, охота не прекращается даже во время движения. Кроме того, был существенно улучшен модуль для содержания пойманных призраков. Так что теперь даже в процессе самой динамичной погони пойманные привидения не вырвутся на свободу.

«На самом деле «Экто-1» – старая карета скорой помощи марки Кадиллак, – рассказывает супервайзер по визуальным эффектам Илья Попов. – Нам пришлось серьёзно поработать над машиной, чтобы ни у кого из зрителей не закралось и тени сомнений в том, что машина пылилась в сарае все эти годы и кое-где проржавела. Кроме того, под чутким руководством Джейсона мы демонтировали из машины некоторые запчасти, чтобы показать, что автомобиль находится в поистине плачевном состоянии».

По словам координатора трюков Гая Бьюза, именно благодаря сценам с «Экто-1» он согласился участвовать в съёмках. В одной из этих сцен дети гонятся за Жевуном, который пожирает всё на своём пути, в другой – автомобиль буквально взмывает в воздух.

«Весь процесс работы над сценой полёта был завораживающим, – вспоминает Бьюз. – И планирование, и раскадровка, и постановка, и, конечно же, финальный результат. Мы не могли использовать в трюке настоящий «Экто-1». Нам пришлось снимать обыкновенный грузовик, а затем при помощи визуальных эффектов превращать его в «Экто-1».

«Специалисты транспортного цеха нашли автомобиль практически с такой же рамой, как и у Экто, да ещё и с теми же колёсами, – продолжает Бьюз. – Выполнить трюк я предложил своему давнему другу Джеффу Санце, который специализируется на прыжковых автомобильных трюках и принимал участие в заездах ралли Baja 1000. Мы спроектировали и выстроили трамплин неподалёку от края овсяного поля. Мы провели ряд тестов, чтобы убедиться, что правильно рассчитали дистанцию, что машина опустится прямо на дорогу, что водитель успеет выкрутить руль и продолжить движение».

«Это был забавный день, – вспоминает супервайзер по визуальным эффектам Алессандро Онгаро. – Как и прежде, мы стремились по мере возможности обходиться практическими эффектами и дорабатывать кадры уже во время монтажа. Машина представляла собой грузовик с такой же рамой, что и у «Экто-1». Водитель выполнил два прыжка, каждый из которых снимался пятью камерами».

По словам Бьюза, машина разогналась до скорости 65 км/ч. «Всё получилось на редкость удачно, – утверждает он. – Джеймс придумал, как сохранить динамику. В результате у нас был и фронтальный кадр, и съёмки с тыла. Это было очень круто».

Позже команда Онгаро заменила верх грузовика на анимированный кузов «Экто-1».

Сайт фильма: https://sonypictures.ru/film/ghostbusters-afterlife


[1] Игон Спенглер – имя персонажа Харольда Рэмиса в оригинальном фильме ОХОТНИКИ ЗА ПРИВИДЕНИЯМИ

[2] Рэймонд «Рэй» Стэнц – имя персонажа Дэна Эйкройда в оригинальном фильме ОХОТНИКИ ЗА ПРИВИДЕНИЯМИ

[3] Тиби (или чиби) – стиль рисунка аниме-персонажей с маленьким туловищем и большой, практически соразмерной ему, головой



Подписывайтесь на Zeitnotinfo в соцсетях и будьте в курсе свежих обновлений

Добавить комментарий