Последняя дуэль Ридли Скотта ∞ zeitnotinfo.ru
Matt Damon as Jean de Carrouges in 20th Century Studios’ THE LAST DUEL. © 2021 20th Century Studios. All Rights Reserved.

28 октября 2021 года 20th Century Studios Russia выпускает новый фильм Ридли Скотта «Последняя дуэль» (The Last Duel), авторами сценария которого выступили Бен Аффлек, Мэтт Дэймон и Николь Холофсенер по мотивам произведения Эрика Джагера «Последняя дуэль».

Франция, 1386 год — страна погружена в насилие и разруху Столетней войны с Англией. Жан де Карруж (Мэтт Дэймон) — уважаемый рыцарь знатного рода из Нормандии, известный своей храбростью и мастерством на поле боя. Его друг, Жак Ле Гри (Адам Драйвер), сын нормандского землевладельца — дворянин, чей ум и красноречие делают его одной из самых заметных фигур при дворе. Когда граф Пьер д’Алансон (Бен Аффлек), кузен короля и барон при Аржантанском дворе, встает на сторону Ле Гри в ожесточенном имущественном споре, статус последнего начинает расти к большому огорчению Карружа. Их отношения продолжают ухудшаться, когда Пьер повышает Ле Гри над Карружем и назначает Жака ответственным за свои дела, а самовлюбленность и безрассудное поведение Карружа приводят его к отстранению от двора.

Несмотря на несправедливость, жизнь Карружа продолжается, и он женится на Маргарите (Джоди Комер) — красивой, умной и волевой дочери сэра Робера де Тибувиля (Натаниэль Паркер), которая обладает довольно внушительным приданым. Год спустя Карруж знакомит свою жену с Ле Гри, теперь еще более обаятельным и высокомерным, чем прежде, и друзья соглашаются примириться. Карруж продолжает сражаться за свою страну. Вернувшись домой после особенно болезненного поражения, он узнает, что Маргарита подверглась жестокому насилию со стороны Ле Гри, который отрицает это обвинение. Маргарита отказывается молчать и обвиняет нападавшего. Этот храбрый поступок и акт неповиновения ставит под угрозу ее жизнь. Желая избавиться от позора, который это обвинение принесло его семье, Карруж передает дело в суд Аржантана, но, выслушав все доводы, Пьер снова принимает сторону Ле Гри. Тогда Карруж отправляется во Дворец правосудия в Париже, чтобы обжаловать приговор. В столице король Карл VI (Алекс Лоутер) соглашается на проведение судебного поединка: смертельной дуэли, в результате чего судьба всех троих – Жана, Маргариты и Жака – оказывается в руках Всевышнего.

Потрясающе кинематографичная и глубокая драма, изложенная с трех разных точек зрения — «Последняя дуэль» исследует повсеместную власть мужчин, хрупкость правосудия и силу и мужество одной женщины, готовой в одиночку отстаивать правду.

Захватывающая книга Эрика Джагера The Last Duel: A True Story of Crime, Scandal, and Trial by Combat in Medieval France — это основанный на подлинных исторических документах роман о легендарной дуэли, последнем официально зафиксированном во Франции судебном поединке. Книга буквально оживляет бушующее Средневековье в мельчайших подробностях.

В эпоху, когда этикет, социальные устремления и справедливость определялись рыцарским кодексом, последствия неповиновения институтам того времени — церкви, придворной знати и королю-подростку — могли быть суровыми. В те жестокие времена для женщин, не имевших никакого юридического статуса без поддержки мужа, ставки были невероятно высоки.

Обширное исследование Джагера продолжалось 10 лет. Он искал, переводил и тщательно изучал различные средневековые свидетельства — летописи, юридические записи, документы на собственность, военные рапорты, архитектурные планы и исторические карты. «Мне удалось установить, что некоторые документы содержат ошибки и пропуски. Я также обнаружил документы, которые ранее не были известны историкам, либо мельком упоминались в других источниках, и, судя по всему, не являлись частью нашего современного представления о тех событиях, — говорит Джагер. — Одним из первых больших сюрпризов для меня стало то, что мнение историков и правоведов, которые на протяжении веков говорили о том, что Маргарита заблуждалась и даже что она лгала, оказалось не бесспорным».

Автор совершил множество поездок в Нормандию, где посетил настоящий замок, где жила семья Жана де Карружа, королевский дворец, где собрался Парламент, чтобы засвидетельствовать дуэльный запрос, и Сен-Мартен-де-Шан — старый монастырь, переоборудованный для проведения поединка. Джагеру даже удалось ознакомиться с оригинальной рукописью судебного свидетельства, которая, благодаря прочному пергаменту, использовавшемуся в XIV веке, прекрасно сохранилась и хорошо читаема по сей день.

«Эту дуэль помнят, как старинную семейную трагедию, — рассказывает Джагер. — Это часть истории региона Нормандия, элемент местной культурной жизни. Там проводятся фестивали, на которых любители фехтования разыгрывают эту дуэль. Люди живут историей, она их завораживает».

Книга Джагера была высоко оценена за невероятно подробное описание легендарного поединка и событий, предшествовавших ему. Она привлекла внимание Мэтта Дэймона, который сразу же увидел в ней кинематографический потенциал, представив Ридли Скотта в кресле режиссера. Скотт — признанный мастер, создавший десятки фильмов во всех стилях и жанрах. Его работы получили признание критиков и спустя годы по-прежнему волнуют и трогают зрителей. Среди них — «Чужой», «Бегущий по лезвию», «Гладиатор», «Тельма и Луиза» и «Гангстер».

Поработав со Скоттом над фильмом «Марсианин» в 2015 году, Дэймон убедился в том, что изобразительное чутье режиссера и его опыт работы в Голливуде над масштабными историческими эпопеями на протяжении четырех десятилетий идеально подходят для этой истории. Дэймон объединил усилия с Беном Аффлеком, который, как и сам Мэтт, родом из Бостона. Актеры дружат уже более 40 лет. В 1997 году их первый сценарий для фильма «Умница Уилл Хантинг», который они написали совместно, получил премию Оскар®.

После того, как Скотт был утвержден в качестве режиссера, они провели несколько месяцев, общаясь с разными талантливыми сценаристами, но в конечном итоге решили взяться за дело сами. «Мы были уверены, что это невероятная история. Вопрос был в том, как рассказать ее действительно интересно, — говорит Дэймон. — И тогда нам пришла в голову перспективная идея, своего рода небольшое мошенничество — когда вы две трети фильма смотрите на двух мужчин, а потом обнаруживаете, что героем всей истории на самом деле является женщина».

Вскоре Дэймон и Аффлек начали работать над сценарием совместно с Николь Холофсенер, сценаристкой и режиссером фильмов «Обаятельная и привлекательная» и «Положись на друзей», а также автором номинированного на Оскар® сценария для фильма «Сможете ли вы меня простить?». Каждый из авторов писал, соответственно, с точки зрения Карружа, Ле Гри и Маргариты, чтобы в общем рассказе равнозначно звучали все три голоса. По словам Холофсенер, причина, по которой она пришла в проект, кроется в том, что Мэтт и Бен — мужчины. Не то чтобы они не могли создать образ потрясающей женщины, многие мужчины это делают, но Николь казалось, что именно она в состоянии добавить в рассказ особый голос — свой женский взгляд на историю.

Жан де Карруж и Жак Ле Гри были героями своих собственных судеб, но ненадежными рассказчиками легенды. Точка зрения Маргариты очень важна, она дает необходимую поправку к непререкаемому мужскому видению себя и окружающего мира.

«Эти парни родились в разгар столетней войны. Их жизнь была невероятно жестока, ее непременной частью были изнасилования и грабежи, которые были и остаются оружием войны, но таков был мир, в котором жили эти ребята, — говорит Дэймон. — Это было запредельно жестокое время, поэтому при чтении книги возникло ощущение, что единственное, о чем действительно стоит рассказать — это история Маргариты. Ее невероятная храбрость под страшным давлением, ее решимость быть допрошенной ужасным образом и опозоренной, но не сдаться в этих условиях и рассказать правду о том, что с ней произошло».

Нападение на Маргариту де Карруж травмирует ее во многих смыслах. Холофсенер говорит: «После изнасилования мир для Маргариты меняется навсегда. Она подверглась жестокому обращению, что было обычным делом в жизни женщин того времени. У них не было никаких прав, никакого контроля, никакой власти. Даже мужья обращались с ними как с куском мяса. Изнасилование стало последней каплей. Мне кажется, в тот момент ей было все равно, что с ней случится, когда она расскажет правду. Она знала, что муж может убить ее только за то, что она произнесет подобное вслух, но также была уверена, что без ее слов все закончится ничем, как и всегда».

«Она признается мужу, что была изнасилована, что во Франции XIV века было невероятно смелым и рискованным решением для любой женщины, — говорит продюсер Кевин Дж. Уолш. — В то время женщины имели мало прав в обществе и обычно находились под опекой мужчин. Те из них, кто имели смелость рассказать о сексуальном насилии, часто подвергалась еще большему террору со стороны мужей и всего общества под предлогом их неверности, распущенности и непослушания. Учитывая эти серьезные риски, решение Маргариты рассказать правду было по истине героическим».

Аффлек добавляет: «Мы видим, что многие аспекты того официального, системного патриархата Западной Европы XIV века все еще присутствуют в современном обществе. Кроме того, мы хотели изучить то значительное влияние, которое оказывали и продолжают оказывать рост культурного уровня, общественные институты и социальные нормы на восприятие человеком реальности. Мы хотели поразмышлять о связи этих факторов с разнообразными историческими свидетельствами того времени, а также использовать эту перспективу для более яркой демонстрации тех моментов частной жизни, о которых история обычно умалчивает».

Основанный на судьбе выдающейся женщины, фильм «Последняя дуэль» — это исследование власти и жажды жизни, а также культурных сил, негласно призванных искажать правду. Несмотря на общий опыт, герои картины будто жили в разных мирах, но правда может быть только одна.

Мэтт Дэймон, на актерском счету которого фильмы «Умница Уилл Хантинг», «Отступники», «Талантливый мистер Рипли» и серия боевиков о Джейсоне Борне, исполняет роль Жана де Карружа — опытного, амбициозного рыцаря из уважаемой семьи с севера Франции, который борется за власть и положение в обществе. Все, что он умеет — это воевать, и, хотя он упрям, вспыльчив и очень недоверчив, его ценят при дворе за верность и преданность королю.

Адам Драйвер, снявшийся в таких фильмах, как «История о супружестве», «Черный клановец», «Звёздные войны: Последние джедаи» и «Звёздные войны: Скайуокер. Восхода», играет роль Жака Ле Гри — дворянина, обвиненного в нападении на жену своего друга Жана де Карружа, Маргариту. Он протеже Пьера д’Алансона, обаятельный и высокомерный одновременно.

Джоди Комер, которая снимается в хите BBC «Убивая Еву» и которую можно увидеть на большом экране в компании Райана Рейнольдса в фильме «Главный герой», играет Маргариту де Карруж — героиню своего времени, которая рискует жизнью, отстаивая правду. Выйдя замуж за Жана, она становится преданной женой, которая управляет делами супруга в его отсутствие. Однако этот брак был заключен по воле ее отца. «Для Маргариты это был брак по расчету… это не был брак по любви. Мне кажется, она уважает Карружа, но это вовсе не счастливый брак», — размышляет Комер.

Бен Аффлек, который сыграл в фильмах «Вне игры», «Исчезнувшая» и «Перл Харбор», выступил в качестве режиссера и продюсера боевика «Операция «Арго», а также стал сценаристом и режиссером картины «Город воров», играет графа Пьера д’Алансона — богатого и влиятельного барона, который является сеньором Жана де Карружа. Щедрый и довольно импульсивный, он полагается в сборе своих долгов на одного из своих вассалов — Жака Ле Гри. Отдавая ему предпочтение перед Карружем, граф награждает Ле Гри значительными земельными наделами.

Мартон Чокаш («Царство небесное», «Алиса в Стране чудес») — играет роль Жана Креспана, дворянина и общего друга Карружа и Ле Гри. Креспан устраивает праздник по случаю крестин своего сына, на котором Карруж знакомит свою жену с Ле Гри, и два друга, кажется, примиряются. Отец Маргариты, сэр Робер де Тибувиль, которого играет Натаниэль Паркер (сериал «Инспектор Линли расследует»), имеет сомнительное прошлое, с точки зрения преданности Франции. Стремясь вернуть доброе имя и статус своей семьи, он устраивает брак своей единственной дочери с уважаемым рыцарем Карружем.

Адам Нагаитис («Террор») — исполняет роль Адама Лувеля, дворянина и ближайшего соратника Ле Гри. Алекс Лоутер («Прощай, Кристофер Робин») — играет короля Карла VI, молодого монарха, которого Карруж просит санкционировать смертельную дуэль.

Основные съемки фильма «Последняя дуэль» проходили в 2020 году в нескольких потрясающе красивых местах во Франции (с 14 февраля по 12 марта) и в Ирландии (с 4 сентября по 23 октября). Декорациями для этой захватывающей истории послужили некоторые из самых красивых и хорошо сохранившихся замков Франции. Над созданием средневекового величия на экране трудилась команда талантливых профессионалов. Среди них — номинант на премию Оскар® оператор-постановщик Дариуш Вольски («Новости со всех концов света»), также номинированный на Оскар® художник-постановщик Артур Макс («Марсианин»), лауреат премии Оскар® монтажер Клер Симпсон («Взвод»), лауреат премии Оскар® художник по костюмам Джэнти Йэтс («Гладиатор»), композитор Гарри Грегсон-Уильямс («Мулан»), супервайзеры визуальных эффектов Гари Брозенич («Малефисента: Владычица тьмы», «Пираты Карибского моря: Мертвецы не рассказывают сказки») и Джессика Норман («Чудо-женщина», «Война миров Z»).

Matt Damon as Jean de Carrouges in 20th Century Studios’ THE LAST DUEL. Photo by Patrick Redmond. © 2021 20th Century Studios. All Rights Reserved.

Ридли Скотт — режиссер, прославившийся своим особым визуальным чутьем и кинематографическим взглядом. Он известен своими впечатляющими съемками в стиле 360°, в которых для каждой сцены используется несколько камер. «Ридли действительно понимает свет и построение кадра на невероятно высоком уровне, — говорит Мэтт Дэймон. — Он начинал как художник-постановщик, и прямые эфиры на телевидении, а также работа за камерой во многом определили его режиссуру. Он физически ощущает правильную сценографию».

Скотт — один из немногих современных режиссеров, который монтирует фильм во время основных съемок. Дэймон объясняет уникальную динамику его работы: «Чтобы настроить свои мониторы в трейлере, Ридли выходит на площадку, репетирует сцену, устанавливает четыре камеры, а Дариуш ставит свет. Затем Ридли идет обратно и смотрит на мониторы, с позиции управления камерами, что является очень сложной задачей. Все знают, что такое кадр, знают, как его найти и выстроить, но он запросто делает это с четырьмя камерами. Четыре профессиональных оператора с рациями лишь вносят необходимые корректировки, и вот он — ваш кадр».

«Мне было очень интересно наблюдать за своеобразным стилем Ридли. Он использует несколько камер, которые снимают все действие в два захода, хотя кажется, что одновременно, — говорит Бен Аффлек. — В тех местах, куда направлялись камеры, возникало невероятное количество энергии. При таком подходе ты точно не знаешь, когда попадаешь в кадр, а когда нет. Это заставляет все время быть начеку и создает ощущение спонтанности, что действительно здорово».

Аффлек продолжает: «Поддерживать такой темп не сложно. На самом деле, именно в таком темпе и хочется работать. Гораздо труднее пролежать два часа, а потом заставить себя подготовиться к большой эмоциональной сцене. Когда всё происходит одновременно, каждый подпитывается тем, что делают другие актеры, и всё становится намного более живым и настоящим».

Чтобы визуально передать всю жестокость и суровые краски мира, пронизанного традициями и звуками фанфар, Скотт обратился за помощью к известному оператору Дариушу Вольски, с которым он работал над пятью фильмами, начиная с «Прометея» в 2012 году.

Все сцены в фильме «Последняя дуэль» снимались как минимум четырьмя камерами, работающими одновременно, а некоторые сцены — даже шестью камерами. Вольски использовал широкоформатные камеры Arri ALEXA mini LF, короткие зумы Angenieux и винтажные 65-мм объективы Panavison, чтобы обеспечить Скотту наилучшее качество отснятого материала для монтажа.

Для Вольски, который в прошлом году был номинирован на Оскар® за фильм «Новости со всех концов света», одной из самых сложных задач в работе над картиной «Последняя дуэль» было создание естественного освещения для сцен, которые снимались внутри темных, часто не имеющих окон, замков. Защитные рвы и высокие стены замков, затрудняли доступ для оборудования, что еще больше усложняло его работу.

«На съемках во Франции нам пришлось нелегко. Мы не могли направить достаточно света на окна замка, поэтому использовали естественный свет снаружи, — говорит Вольски. — Мы были ограничены пространством. Не могли поставить большие световые приборы за окном, потому что там все время была то огромная стена, то еще что-то подобное».

Тогда встал вопрос о том, как сбалансировать освещение внутри. «Зависит от того, нужно ли видеть силуэт полностью, чье-то лицо или только глаза, — объясняет Вольски. — Мы оценивали перемещения актеров и их игру, и принимали решения, основываясь на этом».

Когда съемки переместились в павильоны Ardmore Soundstages в Ирландии, возникла проблема, как подобрать освещение, схожее тем, что было на натуре. «Мы постарались ограничить свои ресурсы в павильоне и притвориться, что мы снова на съемочной площадке, — говорит Вольски. — Тут доступ для оборудования гораздо проще, поэтому приходилось сдерживать себя».

Matt Damon as Jean de Carrouges facing a crowd in 20th Century Studios’ THE LAST DUEL. Photo courtesy of 20th Century Studios. © 2021 20th Century Studios. All Rights Reserved.

В 1976 году Ридли Скотт снял свой первый фильм «Дуэлянты» в живописном регионе Перигор на юго-западе Франции, и именно сюда он вернулся, чтобы начать работу над «Последней дуэлью». Это уже его 13-й совместный фильм с художником-постановщиком Артуром Максом. Их первой картиной стал «Гладиатор» в далеком 2000 году. Как и каждый из предыдущих проектов, этот был полон своих уникальных проблем, многие из которых были связаны с многочисленными локациями, расположенными в разных странах.

Один из самых красивых и хорошо сохранившихся замков в департаменте Дордонь — замок Бенак, расположенный недалеко от комунны Бенак-э-Казнак. Его интерьеры использовались в качестве интерьеров поместья Карружа. Там же состоялась свадьба Жана де Карружа и Маргариты, на которой 93 статиста с историческими прическами, макияжем и в костюмах исполнили масштабный танцевальный номер. Это место также использовалось для съемок интерьерных и экстерьерных сцен замка Фонтен-Лес-Сорель, дома семьи Маргариты.

Замок Фенелон в коммуне Сент-Мондан — еще один красивый и хорошо сохранившийся замок. Он был использован для экстерьерных сцен, происходящих в форте Беллем, где служил отец Карружа. Город Монпазье, один из самых красивых во Франции, был использован для съемок уличных сцен Парижа. Монпазье сохранил большую часть своей оригинальной архитектуры и дизайна, поэтому потребовалось лишь небольшое вмешательство, чтобы скрыть современные черты, а также несколько дополнений — деревянные двери, балконы и окна.

Макс и его команда превратили городскую площадь Пляс де Корньер в настоящий средневековый рынок с торговцами, телегами, бочками, мешками с шерстью, рыбой, овощами и мясом. Декорации были дополнены солидной группой статистов, одетых в костюмы сельских жителей, фермеров, купцов, казначеев, дворян, проституток и священнослужителей. Кроме этого на рынке можно увидеть множество животных — овец, лошадей, свиней и различных птиц.

Замок Берзе-ле-Шатель — средневековая крепость, построенная над 1100-летней каролингской часовней в Бургундии, считается одним из наиболее хорошо сохранившихся замков на востоке Франции. Он стал частью поместья Карруж с его роскошными воротами и огромной территорией, на которой расположились часовня, конюшни и кладбище.

После нескольких месяцев перерыва, связанного с ограничениями, наложенными на кинопроизводство по всему миру из-за пандемии COVID-19, съемки фильма «Последняя дуэль» возобновилось в Ирландии. Все актеры и члены съемочной группы использовали маски и соблюдали все необходимые протоколы безопасности. Первой площадкой стали павильоны Ardmore Studios, расположенные в городе Брей, крупнейшем в графстве Уиклоу. Тут был построен ряд интерьерных декораций, включая комнаты из поместья Карруж и Большой зал в Аржантане.

В павильоне «А» был построен масштабный Большой зал в Аржантане, где Пьер д’Алансон проводит заседания суда. Его убранство и декор были тщательно продуманы, включая роскошные гобелены и ковры. Каменная кладка была расписана вручную. «Вся кладка была покрашена так, что выглядела как настоящая старинная каменная стена, — говорит Макс. — Мох, потеки, пятна… все это искусственное, что-то вроде трехмерной сценической живописи. Это гораздо проще, чем заморачиваться с объемными эффектами на компьютере».

«Следы ручного инструмента, который применялся для формирования блоков в стенах замка и его арках, очень характерны, поэтому мы сфотографировали их, а штукатуры скопировали их с фотографий. Они отлично справились с воспроизведением всех выпуклостей и деформаций, отражающих воздействие времени» — продолжает Макс.

Некоторые элементы замка Берзе-ле-Шатель, где снимались экстерьеры поместья Карруж, были воссозданы в павильонах Ardmore. В спальне Карруж в павильоне «D» использовалась архитектура одного из внутренних коридоров, пол, который был точной копией пола в замке, и детальная покраска деревянных панелей и части кровати.

«У нас была настоящая, очень старая антикварная викторианская кровать, но Ридли хотел, чтобы она была побольше, — объясняет Макс. — Поэтому мы попросили наших модельеров сделать гипсовые слепки и увеличить ее, а Невилл Гейнер, один из наших талантливых художников, очень убедительно оформил ее под оригинал. Кровать получилась идеальной, благодаря стараниям Невилла. Такое мастерство приходит лишь с годами опыта».

Поединок между Карружем и Ле Гри состоялся в Сен-Мартен-де-Шан во Франции, в старом монастыре, переоборудованном для проведения поединков, о котором подробно рассказывается в книге Эрика Джагера. Поместье Ballycurry Demesne в ирландском поселке Эшфорд заменило на экране французский монастырь, но самой большой проблемой с художественной точки зрения было создание декораций, реалистичных для этого конкретного периода времени.

«С кинематографической точки зрения мы балансировали между настоящей стариной, и тем, что создали сами. Мы не хотели, чтобы что-то выглядело новым, — говорит Макс. — Люди думают, что когда ты снимаешь средневековый фильм, все должно быть старым, поэтому у нас на экране только старое, очень старое и совсем древнее…  ничего нового. Если мы сделали свою работу хорошо, зрители не должны ничего заметить».

Лоррис Шевалье был привлечен к работе в качестве исторического консультанта фильма, чтобы убедиться, что пластика главных героев и статистов, а также все обычаи и ритуалы, показанные на экране, соответствуют средневековой Западной Европе. Для сцены в часовне, расположенной на территории поместья Карруж, необходимо было скрыть алтарь XVIII века, в котором хранятся предметы для таинства Евхаристии. Шевалье, защитивший докторскую диссертацию по Средневековью со специализацией на рыцарстве, посоветовал создать полиптих, представляющий собой несколько раскрашенных панелей, чтобы прикрыть существующий алтарь.

Adam Driver as Jacques LeGris and Matt Damon as Jean de Carrouges in 20th Century Studios’ THE LAST DUEL. Photo by Patrick Redmond. © 2021 20th Century Studios. All Rights Reserved.

Джэнти Йэтс работала с Ридли Скоттом над двумя фильмами, действие которых происходит в Средние века («Царство небесное» и «Робин Гуд»), но это первый фильм, в котором герои одеты в полные доспехи. Поскольку полных комплектов XIV-го века не сохранилось, Йэтс черпала вдохновение в средневековом стиле доспехов, известном как Fahnestock, с которым можно познакомиться в Метрополитен-музее в Нью-Йорке.

Верхняя часть этих доспехов, зародившихся в Италии и получивших наибольшее распространение в 1400-х годах, изготовлена из наложенных друг на друга стальных пластин в сочетании с кольчугой, которые затем покрываются плащом без рукавов с вышитым на нем фамильным гербом бойца. Фамильный герб Жана де Карружа — малиновое поле с серебряной геральдической лилией, а у Жака Ле Гри — наоборот.

Терри Инглиш создал дуэльную броню, которую носят оба главных героя. Она сделана из пластика, похожего на тот, из которого изготавливают автомобильные бамперы. Каждый комплект доспехов состоит из 17-18 частей. По словам Йэтс, броня надевается слоями. «Все начинается с основы — надеваете рубашку, брюки, льняную тунику, сапоги и кожаную куртку. После этого кольчугу, кольчужные нарукавники и юбку, — говорит она. — Затем либо полный доспех, либо кожаный камзол и плащ, а также кожаный головной убор, капюшон из кольчуги, шлем и перчатки».

Кольчуга также сделана из пластика. В действительности, этот прием взят со съемок фильма Скотта 2005 года «Царство небесное». В новозеландской мастерской Weta кольчуги изготавливались вручную, кружок за кружком. В комплект также входил полувизор, который был разработан Инглишем специально для этой постановки.

Всего для съемок было создано восемь полных комплектов дуэльных доспехов. Дублерам и каскадерам нужны были идентичные облачения, а также требовались различные версии, демонстрирующие повреждения доспехов по ходу поединка. За покраску всех доспехов отвечала лондонская компания FBFX, известная своим мастерством.

Создавая образы для основного актерского состава, Йэтс начинала с тканей. «Я посетила пять или шесть торговых точек, две во Флоренции, одну в Лионе и одну в Риме, и купила то, что показалось мне подходящим, — объясняет она. — А потом раскройщик делал модели из стопки тканей Ле Гри и стопки тканей Карруж».

Говоря о персонаже Дэймона, Йэтс вспоминает, что Скотт описывал его как военного, а не как модника. А вот персонажа Адама Драйвера — Ле Гри, он описал как человека, который мог бы ездить на Ferrari, что рассмешило ее. Гардероб Ле Гри выглядит немного более солидным и организованным. Все его рубашки украшены вышивкой, и большую часть времени он одет в черное.

Для Маргариты, которую Скотт назвал неформальной знатью, Йэтс выбрала несколько различных тканей, которыми она драпировала Джоди Комер и фотографировала.  «У нее есть несколько очень функциональных платьев из льна, которые она носит на ферме, когда собирает ренту, — говорит Йэтс. — А вот дуэльное платье очень простое. Ридли хотел, чтобы она была в черном на эшафоте, и нам удалось отыскать отличную ткань, которая действительно выделяет ее. Этот образ дополняет очень яркий шейный платок, который она носит под плащом».

Как и во всех костюмах, невероятно много внимания было уделено деталям нарядов Маргариты. В одном платье, которое носила Комер, только для рукавов было использовано четыре ткани. «Само собой, там была ткань самого рукава, ткань подкладки, и еще ткань внутреннего рукава и ткань его подкладки, и все это не считая вышитых в разных местах деталей», — делится Йэтс.

Matt Damon as Jean de Carrouges and Adam Driver as Jacques LeGris in 20th Century Studios’ THE LAST DUEL. Photo courtesy of 20th Century Studios. © 2021 20th Century Studios. All Rights Reserved.

Супервайзер по вооружению Тим Льюис («Король вне закона», «Трансформеры: Последний рыцарь») тесно сотрудничал с художницей по костюмам Джанти Йэтс, чтобы оружие, которое носят два главных героя, соответствовало общему облику персонажей. Образ Жана де Карружа в целом более деревенский, в то время как Жак Ле Гри — скорее городской житель. Йэтс хотела, чтобы их оружие отражало это. По её словам, мечи получились настолько хорошими, что вполне сошли бы за музейные экспонаты.

Льюис, который хорошо разбирается в средневековом оружии, рассказывает: «Сохранилось не так уж много оружия этого периода, а то, что существует, находится не в лучшем состоянии. Я разрабатывал эскизы, а затем, после их утверждения Ридли, мы запускали производство. Фактически, мы все делали сами».

Вооружение, которое каждый дуэлянт имел при себе, состояло из копья, длинного меча, короткого меча, кинжала и топора. Кинжал Карружа более рабочий, что соответствует его репутации воина, а длинный меч Ле Гри более вычурный, чем у его противника, что отражает сюжетную линию его персонажа в фильме.

Для каждой единицы оружия были созданы раскрашенные версии из твердой резины, полностью соответствующие оригиналу. «Все вырезано, вылеплено, отлито и прошито вручную, — говорит Льюис. — Ребята проделали фантастическую работу по формовке и отливке резиновых версий оружия. У нас отличная команда художников, которые так искусно делают свою работу, что, когда вы видите это оружие на экране, часто трудно сказать — резиновое оно или настоящее».

Необходимо было создать несколько версий щитов, которые каждый дуэлянт использовал для защиты во время поединка, поскольку Скотт знал, что ему придется снимать несколько дублей с различными повреждениями. Кроме оригинал-макетов и надпиленных версий, которые всегда ломались в одном и том же месте, были также подготовлены щиты для разных стадий поединка. На каждом щите были изображены фамильные гербы, в соответствии с вышитым плащом, надетым поверх доспехов.

Команда Льюиса также создала разрушающиеся копья. Они представляли собой полые трубки из полиуретановой пены, заполненные пробковым деревом, которые ломались при легком ударе. «Главное было правильно попасть по ним», — говорит Льюис.

В итоге Льюис разработал и создал более 50 различных щитов, тысячи единиц оружия, более 40 разрушающихся щитов и более 150 разрушающихся копий. «Работа над подобными фильмами требует максимальной концентрации на деталях — рассказывает Льюис. — Без деталей режиссеру и актерам не с чем работать. Если вы объясните актеру — откуда и для чего у его персонажа тот или иной предмет, это поможет ему глубже раскрыть характер своего героя».

Художник-постановщик Артур Макс и его отдел начали подготовку к съемкам поединка за шесть месяцев до начала основных съемок. Ссылаясь на сохранившиеся судебные записи и книгу Эрика Джагера, работая с моделями и предварительной визуализацией, Макс помогал Ридли Скотту лучше представить, как будут развиваться эти сцены.

Для съемок этих насыщенных экшн-сцен второй режиссер и координатор каскадеров Роб Инч («Чудо-женщина: 1984») привлек дублеров, которые готовились к некоторым особо опасным сценам поединков: «Дублируя каждого актера, наши каскадеры делали все возможное, чтобы показать себя с лучшей стороны. Не всякий умеет ездить верхом и сражаться, поэтому я нашел действительно хорошего наездника и действительно хорошего бойца, а затем использовал их обоих».

Инч продолжает: «Я пришел из живых шоу, поэтому хорошо понимаю механику поединков. А с Ридли Скоттом я работал уже шесть или семь раз, так что у меня с ним довольно близкие отношения. Перед съемками мы садимся и разрабатываем план поединка, а затем снимаем его специальную трюковую версию. Ридли просматривает её и либо одобряет, либо предлагает какие-то изменения».

При съемке поединков использовались камеры на квадрокоптерах и несколько операторских кранов, чтобы следить за столкновениями лошадей на арене. «Работа с Ридли постоянно держит тебя начеку, — говорит Инч. — Он привык видеть сцены с разных точек зрения и любит добавлять камеры в неожиданные места, чтобы получить такой ракурс, о который я бы никогда не подумал. Это дало мне большой простор для работы».

Adam Driver as Jacques LeGris in 20th Century Studios’ THE LAST DUEL. © 2021 20th Century Studios. All Rights Reserved.

Знаменитый композитор Гарри Грегсон-Уильямс, неоднократно работавший с Ридли Скоттом в течение последнего десятилетия, создал оригинальную партитуру для фильма «Последняя дуэль», которую исполнили большой оркестр и хор. В записи также был задействован целый ряд средневековых инструментов, а также известный вокальный ансамбль и несколько ведущих солистов. Саундтрек был записан в Лос-Анджелесе с участием таких старинных инструментов как деревянные флейты, молоточковые цимбалы, группа виол (предка скрипки, альта и виолончели), а также соборного органа и лютни.

Среди вокалистов были одна из ведущих британских сопрано Грейс Дэвидсон и выдающийся контратенор Иестин Дэвис. Этим солистам аккомпанировал вокальный ансамбль из Лондона под названием Voces8. «Их всего восемь человек, и они невероятно точно поют, а звук, который они издают, обладает совершенно уникальной чистотой», — говорит Грегсон-Уильямс.

Основной музыкальной темой фильма является песня, исполненная Дэвидсон для финальной сцены, в которой фигурирует Маргарита после дуэли. Грегсон-Уильямс написал песню во время съемок фильма в Ирландии и Франции. «Я послал песню Ридли, и он очень хорошо отреагировал на нее, поэтому мы решили использовать мелодию песни в качестве источника тематического материала, который можно было бы использовать во всей партитуре», — говорит он.

У композитора сложились прекрасные рабочие отношения с режиссером. «Ридли — настоящий художник, и я знаю, что он довольно хорошо рисует. В разговоре со мной он часто использует лексику, которая относится к живописи, но имеет аналогичный подтекст в музыке. Например, во время обсуждения самой первой сцены фильма — очень напряженной сцены — он прослушал то, что я написал, а после направил меня к тому результату, который ему хотелось бы получить в итоге, говоря о тяжести и мрачности музыкальных тонов так, как если бы он имел в виду цветовую палитру на холсте».

После завершения основных съемок команда по созданию визуальных эффектов во главе с Гэри Брозеничем и Джессикой Норман приступила к работе, которая заключалась в цифровом расширении фоновых декораций с помощью толпы и сгенерированных на компьютере визуальных образов Парижа и Франции XIV века.

Matt Damon as Jean de Carrouges and Jodie Comer as Marguerite de Carrouges in 20th Century Studios’ THE LAST DUEL. © 2021 20th Century Studios. All Rights Reserved.

В основе «Последней дуэли» лежит судьба Маргариты де Карруж, жившей более 600 лет назад. Эта история одного человека является мощным напоминанием о наследии всех выживших — всех тех, кто тихо, но упорно боролся за справедливость на протяжении последующих столетий.

Средневековая Европа была жестока и беспощадна к женщинам, о чем свидетельствуют многочисленные исторические свидетельства и рукописи. Женская честь определялась целомудрием и верностью мужу, и соответствие этим условиям было решающим для выживания. Термин «изнасилование» использовался редко, а женщины, которые заявляли об изнасиловании или подвергались любому другому виду сексуального надругательства, часто подвергались дискриминации.

Когда Маргарита рассказала — в ярких и недвусмысленных подробностях — о том, что с ней произошло, это поставило под угрозу не только ее репутацию, но и ее жизнь. Как и многие люди, пережившие сексуальное насилие, она столкнулась с тяжелым бременем доказательства своей правоты, а также с осуждением со стороны общества. «Безусловно, преступление было ужасным, но смерть ее мужа и ее самой не были бы адекватны ему, — говорит Николь Холофсенер. — По сегодняшним меркам она стала жертвой страшного злодеяния, и все же истинными мотивами дуэли стали именно эго и гордость двух мужчин — Жана де Карружа и Жака Ле Гри».

Хотя нападение и является важной частью истории Маргариты, она не позволяет ему обуславливать свой характер. Авторы фильма работали над тем, чтобы вывести на передний план именно личность женщины. Для того чтобы фильм достоверно передавал историю Маргариты как выжившей жертвы, студия обратилась за советом к нескольким правозащитным организациям по поводу изображения на экране сексуального насилия и его последствий.

Для подготовки, обеспечения безопасности и комфорта во время основных съемок была приглашена координатор личных отношений Ита О’Брайен («Половое воспитание»). «Координатор отношений — это практик, который привносит навыки, процесс и структуру в интимное содержание фильма, подобно тому, как это делает координатор каскадеров в сценах с драками», — говорит О’Брайен.

О’Брайен тесно сотрудничала с актерами и создателями фильма, чтобы убедиться в их понимании того, как определенные сцены будут выглядеть для зрителей, и что изображение сексуального насилия и насилия над женщинами на экране будет воссоздано с деликатностью. Рассказ Маргариты о том, что с ней произошло, со временем был искажен историческими хроникерами и представителями духовенства последующих веков, поэтому Ридли Скотт посчитал важным изобразить нападение так, чтобы не осталось никаких сомнений в том, через что ей пришлось пройти.

Показанная с двух точек зрения, но однозначно указывающая на преступление, эта сцена была снята без какой-либо обнаженной натуры. Создатели фильма были заинтересованы в том, чтобы передать эмоциональный накал переживаний Маргариты, не эксплуатируя его. Скотт принял решение снимать сцены в реальном времени и в хронологическом порядке.

В сценарии и листах вызова было четко обозначено, чья перспектива снимается в данный момент. «Перед съемками мы с Ридли всегда обсуждали ракурсы, потому что замысел сцены меняется в зависимости от того, на чьей точке зрения камера. Даже мельчайшие детали имеют значение, — рассказывает Дэймон. — Перспективы не сильно расходятся, разве что в плане намерения, которое затем как бы сообщает персонажам понимание произошедшего».

Это потребовало от актеров корректировать свою игру во время съемок с перспективы другого персонажа, так как им нужно было ориентироваться на то, каким видит тебя этот персонаж. Комер объясняет: «Очень важно, чтобы в каждом ракурсе зрители действительно верили тому герою, который ведет повествование, и это было очень непросто. Кроме того, это было довольно утомительно, поскольку иногда в один и тот же день приходилось снимать три перспективы».

«Я все время сомневалась в себе, думала, не слишком ли сильно я расположена к определенным ракурсам, но в итоге Ридли и ребятам в монтажной виднее, что вышло более правдивым», — говорит Комер.

Перед началом съемок Скотт встретился со своим основным актерским составом, чтобы пройтись по сценарию строчка за строчкой. Он хотел убедитьcя, что на съемочной площадке ни у кого не возникнет дискомфорта от той или иной сцены. В результате возникла невероятная атмосфера взаимопонимания, а Джоди Комер тесно сотрудничала со сценаристами, чтобы достойно показать на экране правду Маргариты.



Подписывайтесь на Zeitnotinfo в соцсетях и будьте в курсе свежих обновлений