Venom: Let There Be Carnage

Том Харди возвращается на большие экраны в роли Венома — одного из величайших и самых противоречивых героев вселенной MARVEL. Режиссером продолжения стал Энди Серкис, главные роли также сыграли Мишель Уильямс, Наоми Харрис и Вуди Харрельсон — суперзлодей Клетус Кэседи/Карнаж.

Одно из самых ожидаемых продолжений года «Веном 2» (Venom: Let There Be Carnage) появится во всех российских кинотеатрах 30 сентября 2021 года.

В финале фильма ВЕНОМ зрители увидели, как Эдди Брок и Веном, роли которых исполнил Том Харди, составили очень необычный альянс. Фанаты комиксов MARVEL давно полюбили Венома и с восторгом приняли его появление на больших экранах. Картина собрала в международном кинопрокате более $856 млн. Сюжет рассказывал о настойчивом, но эгоистичном репортёре Эдди и инопланетном симбиоте Веноме, который поселился в теле журналиста и пытается выжить. Фактически, они действительно составили успешный симбиоз: Эдди очень помогает в жизни принцип Венома «сожри или будь сожран» (в буквальном смысле слова), а Веном корректирует собственное поведение в соответствии с морально-нравственными принципами своего носителя. Человек и инопланетянин сошлись на том, что нужны друг другу… хотя ни одному, ни другому это особо не нравится.

«Интересно играть две диаметрально противоположные личности, потому что лично для меня Веном и Эдди едины, – говорит Харди. – Их отличает только то, что один – монстр, а другой – человек. Но при этом они уживаются в одной личности».

«Разумеется, поначалу они чувствовали опасность и не доверяли друг другу, но в конечном итоге научились уживаться в одном теле, – говорит продюсер Ави Арад. – Это были очень необычные отношения. Зависимость друг от друга вынудила их сосуществовать, хотя один другого недолюбливает. Как бы то ни было, им пришлось найти взаимопонимание».

На самом деле, в фильме ВЕНОМ 2 хрупкий альянс даёт трещину. Поначалу всё было хорошо… Эдди разрешил Веному откусывать головы злодеям, и симбиота это, кажется, полностью устраивало. Веном называет себя Смертельным Защитником и охотно обезглавливает любого преступника, оправдываясь борьбой за справедливость. Карьера Эдди идёт в гору после того, как ему удалось взять интервью у серийного убийцы Клетуса Кэсиди.

Несмотря на это, они по-прежнему бесят друг друга. Со временем взаимные подколки перерастают в жестокое маниакальное противостояние. Каждый из героев пытается выкинуть другого из квартиры и из тела, которое они занимают. И Веном, и Эдди собираются выяснить раз и навсегда, так ли они нужны друг другу.

«Этот фильм – своеобразная лавстори, но не в прямом смысле слова, – говорит режиссёр фильма ВЕНОМ 2 Энди Серкис. – Фильм о непростых взаимоотношениях между симбиотом и его носителем. Как и в романтических отношениях, тут есть свои подводные камни, есть свои взлёты и падения. Отношения Венома и Эдди создают обоим проблемы и становятся причиной стресса, так что каждый из них практически ненавидит другого. При этом они должны быть друг с другом, потому что не могут друг без друга обойтись. Именно на таком товариществе зиждутся любые взаимоотношения».

Серкис сам работает в кадре и не понаслышке знаком с технологией захвата актёрской игры. За двадцать лет своей актёрской карьеры он передал свою богатейшую мимику многим запоминающимся персонажам, включая Голлума в трилогии ВЛАСТЕЛИН КОЛЕЦ, Цезаря в фильмах франшизы ПЛАНЕТА ОБЕЗЬЯН и Верховного лидера Сноука в фантастической саге ЗВЁЗДНЫЕ ВОЙНЫ. Первый фильм франшизы ВЕНОМ он смотрел глазами обычного зрителя. При этом его переполняли профессиональная гордость и восхищение своими коллегами. «Я думаю, Том феноменально исполнил эту роль, – считает Серкис. – При этом уж я-то отлично понимаю, насколько трудно создать персонажа с использованием компьютерных спецэффектов. Когда мне позвонил Том с предложением снять сиквел ВЕНОМА, я подумал, что ему, возможно, нужен режиссёр, который бы понимал, что происходит в кадре. Ему нужен был достаточно опытный человек, который мог бы в случае необходимости подкорректировать его актёрскую игру, преображающуюся в мире виртуальной реальности. Мы уже много лет ждали шанса поработать вместе, и я просто не мог упустить такую замечательную возможность».

«Энди много лет работает и в кадре, и по другую сторону от камеры, – говорит Харди. – Он знаком с технологиями захвата актёрской игры и анимации, он отлично понимает сюжет, включая все нюансы и тонкости. Он замечательный актёр, замечательный режиссёр и при этом очень чуткий человек. Энди идеально подошёл на роль режиссёра сиквела и отлично справился с этой ролью».

11067016 — Venom: Let There Be Carnage

Харди очень внимательно относится к каждой своей роли, но роль в фильме ВЕНОМ 2 вывела эту внимательность на новый качественный уровень: актёр впервые попробовал себя в амплуа сценариста. Он сочинил сюжет будущего фильма вместе с Келли Марсел, которая впоследствии оформила его в полноценный сценарий. «Том очень креативен, его воображение генерировало невероятные идеи, так что работать с ним над сюжетом фильма ВЕНОМ 2 было очень интересно и весело, – вспоминает Марсел. – Нам казалось, что с полюбившимися героями может произойти всё, что угодно. Том не жалел собственного времени на то, чтобы сделать историю увлекательной, и во время работы над сценарием, и впоследствии на съёмочной площадке. Мы все знаем, насколько он талантлив, как актёр. Теперь же мне не терпится увидеть, как зрители оценят его талант сценариста».

В сюжете, который описали Харди и Марсел, передавались тонкие психологические нюансы истории. «Эдди и Веном ухитрялись как-то уживаться вместе в одном теле, – говорит Марсел. – Они хорошо изучили подноготную друг друга в буквальном смысле слова. Как в случае с поведением любых других индивидов в замкнутом пространстве, принципы и фобии одного начинают нервировать другого. По воле случая Эдди и Веном объединились, и во втором фильме мы задались вопросом: собираются ли они спасти свой симбиоз или решат разделиться? Стали ли они жертвой обстоятельств или по-настоящему созданы друг для друга?»

Серкис считает, что из Эдди и Венома получился поистине дьявольский симбиоз, и всё же они идеально подходят друг другу. «Они как Джекил и Хайд, – объясняет режиссёр. – Эдди – весьма заносчив, ведёт себя так, словно все вокруг ему задолжали. Веном же, в свою очередь, очень словоохотлив и говорит то, что думает. И они оба оказываются в плену одного тела. Теперь же с момента первой встречи персонажей прошло уже семь лет. Эдди и Веном порядком поднадоели друг другу и не могут дождаться, когда смогут избавиться от опостылевшего общества».

Мэтт Толмак считает, что зрители любят Венома по нескольким причинам – за своеобразное исполнение желаний, которых, по сути, стоит бояться, и за идеальное сочетание актёра и персонажа. «Есть что-то забавное и одновременно пугающее в зловещих персонажах, – говорит продюсер. – Просто хочется уметь то же, что умеет Веном. При этом у Венома есть своего рода кодекс поведения. Можно сказать, что он становится совестью Эдди. Иногда Брок кривит душой, а Веном отчётливо ощущает, что на самом деле думает его носитель. В сочетании с актёрской харизматичностью Тома Харди наблюдать за противостоянием человека самому себе было очень интересно. Тому удалось создать невероятную динамику отношений своего персонажа и его инопланетного альтер-эго».

Довольно старая история – может ли человек и инопланетный симбиот ужиться в одной квартире (или, в нашем случае, в одном теле), не раздражая друг друга? (Ответ: нет).

«Ссора в квартире была одной из первых сцен, которые мы сняли, – вспоминает Серкис. – На протяжении двух лет Эдди и Веном жили в квартире Брока, которая напоминает комнату в студенческой общаге, и Эдди порядком поднадоело, что его квартира настолько захламлена. Ему стало казаться, что он живёт с младенцем-переростком, который не может себя ни в чём контролировать».

После эпического расставания обоим становится ясно, что один без другого не обойдётся. Когда часть симбиота касается Клетуса Кэсиди за секунду до казни, серийный убийца становится носителем Карнажа – ещё более крупного, смертоносного и жестокого инопланетного паразита. Он беспощаден и представляет собой чистое зло без примесей.

«Появление на больших экранах Карнажа, по всей видимости, с нетерпением ожидали все фанаты, – убеждён Арад. – Он извечный противник Венома, только намного сильнее и беспощаднее его. То, что своим носителем Карнаж выбрал серийного убийцу Клетуса Кэсиди, только всё усугубляет – маниакальный взгляд инопланетянина на окружающий мир становится поистине пугающим. В комиксах Карнаж – своеобразный отпрыск Венома, его «сын», если хотите, так что конфликт между ними выходит на новый уровень».

Carnage in VENOM: LET THERE BE CARNAGE.

«Карнаж – один из важнейших злодеев во вселенной Венома, – говорит Марсел. – В симбиозе с Клетусом Карнаж становится смертельно опасным психопатом, безумной машиной-убийцей».

Кэсиди был убийцей ещё до обретение способностей Карнажа, и он, в отличие от Эдди, совершенно не считает, что симбиота необходимо сдерживать. Чтобы остановить Карнажа, Эдди и Веному придётся найти способ восстановить дружелюбные отношения.

Поначалу Кэсиди кажется идеальным носителем для Карнажа. Он не производит впечатления опасного человека, напротив, он весьма обходителен – цитирует поэзию, рисует картины на стенах камеры. Словом, ведёт себя весьма позитивно, но это только видимость. На самом деле, он насквозь прогнивший убийца. Роль Клетуса Кэсиди сыграл Вуди Харрельсон. «Вуди исключителен в любой роли, – говорит Серкис. – Клетус получился извращённым, коварным, вероломным, словом, испорченным до крайности, но в исполнении Вуди в него невозможно не влюбиться. Клетус может показаться остроумным и игривым, при этом Вуди удавалось сбалансировать эти качества с другими, куда более мрачными и страшными. Почти детскую непосредственность Клетус чередует с чёрным проявлением жаждущей насилия сущности убийцы на общем фоне по-настоящему уязвимой личности».

Характер Клетуса проявляется во многом, начиная с актёрской игры Харрельсона и заканчивая дизайном тюремной камеры и открытками, которые Клетус посылал Эдди. «Вся его сущность питается одной энергетикой, – говорит Серкис. – Он делает хаотичные, словно детские рисунки на тюремных стенах. Со временем начинаешь понимать, почему человек средних лет делает такие детские рисунки. И в этом следует отдать должное Вуди – мы реализовали многие его идеи».

«Он – психопат-киллер, – рассказывает Харрельсон о своём персонаже. – У него было неспокойное детство, и теперь он чувствует, что должен отомстить людям, которые ему такое детство обеспечили».

Есть способ понять безумие Клетуса, неудержимую силу, толкающую его на путь разрушения. «Ещё до встречи с Эдди у Клетуса было ощущение, что они подружатся, потому что этот парень верил в него», – объясняет Харрельсон. Разумеется, это ощущение было только в воспалённом воображении психопата. Встретившись с Эдди, Клетус понимает, что он – не тот друг, который ему нужен. Таким образом Эдди (и Веном) встают на пути Клетуса (и Карнажа).

«Каждая история о Веноме должна вести к Карнажу, – считает Толмак. – В мире, где живёт симбиот, всегда найдётся другой симбиот, который будет злее, опаснее и смертоноснее. Карнаж становится сложнейшим испытанием для Венома и, соответственно, для Эдди. Вуди отлично подошёл на эту роль, не только потому, что он один из величайших актёров нашего времени, но и потому, что в нём есть какая-то толика безумия, которая неотвратимо пугает».

«Вуди – один из самых крутых парней, с кем мне только доводилось встречаться, – говорит Харди. – Он потрясающий человек и актёр. Нет чего-то такого, что могло бы шокировать его. Кажется, у него на всё есть ответ, своё решение любой проблемы. Больше того, на каждый случай у него припасена своя история. Он удивительный, невероятно талантливый артист. Работать с ним – одно удовольствие».

Совместная работа на съёмочной площадке фильма ПЛАНЕТА ОБЕЗЬЯН: ВОЙНА убедила трижды номинированного на «Оскар» Харрельсона, что Серкис справится со своей непростой задачей. «Когда Энди работал в кадре, он всегда появлялся на съёмочной площадке подготовленным, он знал свою роль до мельчайших нюансов и всецело посвящал себя творческому процессу, – рассказывает Харрельсон. – Я знал, что он будет отличным режиссёром. Его рекомендации поддерживают актёров, а это настоящий дар для режиссёра. Каждый комментарий помогает нам почувствовать, что мы в надёжных руках».

«Я не уставал поражаться его креативности, – возвращает комплимент Серкис. – Когда я предлагал Вуди своё видение его роли, он обыгрывал её по-своему. Работать с ним было очень интересно».

Роль Шрик в фильме исполнила Наоми Харрис. По словам Марсел, Харрельсон и Харрис отлично сработались. «Вуди и Наоми привнесли поистине уникальные качества характера своим героям, – считает Марсел. – Персонажи были и страшными, и забавными одновременно – актёрам удавалось удержать этот хрупкий баланс. Вуди в роли Клетуса мог в мгновение ока изменить настроение, так что собеседница не знала, собирается Клетус её поцеловать или убить. Объединившись с Карнажем, убийца становится по-настоящему страшным. Он представляет реальную угрозу для Венома и Эдди. У Шрик в исполнении Наоми своя суперсила. Она настолько же сумасшедшая, как и Клетус, – может горы свернуть».

Серкис снимался вместе с Харрис в фильме СЕКС, НАРКОТИКИ И РОК-Н-РОЛЛ. Кроме того, он снимал картину МАУГЛИ, одного из персонажей которой озвучила актриса. «Она – одна из самых лучших актрис из всех, с кем мне довелось работать, – утверждает режиссёр. – Мы много говорили о том, каким должен быть голос её героини, ведь Шрик содержалась в звуконепроницаемом ящике и не имела возможности общаться на протяжении 25 лет. Как правдоподобно сыграть то, что она впервые в жизни заговорила?»

Для того, чтобы реалистично сыграть эту особенность и вообще сделать героиню правдоподобной, Харрис пришлось серьёзно поработать над своим голосом и сделать его визитной карточкой своего персонажа. «Ключом к моему погружению в роль Шрик стал её голос, – утверждает актриса. – Он – её оружие и самая запоминающаяся черта. Энди отметил, что, встречаясь с Клетусом вновь после многолетней разлуки, Шрик впервые пользуется своим голосом, поэтому он такой хриплый».

«Я пыталась сама найти подходящий голос, но, как это часто случается, голос сам нашёл меня, – продолжает Харрис. – Именно этот голос, сухой и искажённый, помог мне понять, как работать над ролью».

Чтобы героиня была убедительна и в детстве, и в зрелости, Харрис объединила усилия с Олумиде Олорунфеми, которая сыграла роль Франсис в детстве. Познакомившись на репетициях, Харрис и Олорунфеми начали обмениваться голосовыми сообщениями, чтобы привыкнуть к тому, как звучит голос коллеги, и обмениваться идеями.

Актёры, сыгравшие роли Шрик и Клетуса встретились на съёмочной площадке фильма ВЕНОМ 2 после долгого перерыва. Харрис и Харрельсон снимались в криминальном боевике ПОСЛЕ ЗАКАТА, с ролью в котором актриса дебютировала в полнометражном кинематографе.

По словам Серкиса, сколь опасным ни были бы Франсис и Клетус, они по-настоящему любят друг друга. «Франсис Баррисон и Клетус Кэсиди дополняют друг друга, – говорит режиссёр. – Это ещё одна любовная линия в сюжете фильма. Одно несчастье сваливается на них за другим, их разлучают, так что за их судьбу невозможно не переживать. Невольно ждёшь, когда они воссоединятся. Когда это случается, это очень романтичный, поистине эпический момент».

С любовью Франсис и Клетуса выгодно контрастируют тёплые чувства, которые Эдди питает к Энн Уэйинг. Её роль по-прежнему исполняет четырежды номинированная на премию «Оскар» Мишель Уильямс. «Эдди и Энн любят друг друга, но, кажется, никак не могут оформить свои отношения в нечто более конкретное, – говорит Марсел. – Энн нужна уверенность и защита, и Эдди искренне хочет дать ей всё это. Но, увы, Брок вынужден сосуществовать с огромным инопланетянином, так что уверенность и защита – это последнее, что с ним может быть связано. Эдди и Энн постоянно играют в «тени-толкая», но пока Веном участвует в их отношениях, истинной близости они не добьются».

«Как бы Эдди ни любил Энн, он не знает, как ей об этом сказать, и это становится причиной их разрыва, – говорит Арад. – Веном куда более романтичен, чем его носитель. Инопланетянин готов сделать всё, чтобы вернуть Энн, ведь они с Эдди – единое целое. Веном очарован девушкой и хочет, чтобы она стала частью их своеобразного семейства. Он готов защищать свои интересы и интересы своего носителя. Это весьма необычный симбиоз человека и инопланетного существа – инопланетянин лучше понимает нужды своего носителя, что само по себе очень необычно».

«Веном подводит Эдди к зеркалу, показывая его собственное отражение: эгоистичного, заносчивого, неспособного любить кого бы то ни было кроме самого себя», – объясняет Серкис. У Энн не получилось перевоспитать Эдди, возможно, у Венома получится. «Эдди и Веном не выносят друг друга, но и друг без друга не могут обойтись, – продолжает режиссёр. – Эдди вынужден подчиняться Веному, потому что у него нет иного выхода».

«Эдди и Энн заботятся друг о друге, но, увы, не подходят друг другу, потому что Эдди думает только о себе», – резюмирует Серкис.

Список актёров, сыгравших в фильме ВЕНОМ 2 главные роли, завершает Стивен Грэм, сыгравший детектива Маллигана. Сотрудник полиции Сан-Франциско, кажется, единственный, кто верит тому, что говорит Эдди. «У него есть свои причины разбираться в ситуации, – говорит Грэм. – Во-первых, Маллигану потребовалось несколько лет, чтобы добиться определённого прогресса. Когда он был ещё новичком, мой герой допустил служебную ошибку – от его пули погибла девушка. Этот инцидент нанёс ему серьёзную психологическую травму, и Маллиган потерял слух на одно ухо. Его признали негодным для службы в полиции и направили на работу в психологический диспансер. При этом поведение Маллигана постоянно контролируют бывшие коллеги, это огорчает и озлобляет его.

Последней каплей, которая может переполнить чашу терпения Маллигана, становится неуважительное пренебрежение. «Право взять последнее интервью у Клетуса Кэсиди получает Эдди, и для Маллигана это – своеобразный щелчок по носу, – объясняет Грэм. – Он чувствовал, что это было его неотъемлемое право, а не какого-то пронырливого репортёра».

Venom in VENOM: LET THERE BE CARNAGE.

СОЗДАНИЕ СИМБИОТОВ

Энди Серкис – один из пионеров такого кинематографического новшества, как объединение компьютерных спецэффектов и актёрской игры. Под чужой личиной он снимался в фильмах серий ВЛАСТЕЛИН КОЛЕЦ, ПЛАНЕТА ОБЕЗЬЯН и ЗВЁЗДНЫЕ ВОЙНЫ. Кроме того, он руководит студией по организации съёмок с технологией захвата актёрской игры Imaginarium. Своим творчеством Серкис раздвигает рамки мыслимого, так что немудрено, что его роли многие считают достойными премии «Оскар».

Опыт в области компьютерных персонажей Серкис начал копить, работая в кадре. «Впечатляющую часть своей жизни я посвятил вживанию в образы амбивалентных персонажей, – говорит Серкис. – Я понимал, что ключ к успеху фильма ВЕНОМ 2 кроется в том, чтобы освободить воображение Тома и помочь ему проникнуться сущностью Венома. В этом ему мог бы помочь другой актёр в зелёном костюме, поскольку Веном – симбиот, который появляется из Эдди».

Несмотря на многолетний опыт работы с технологией захвата актёрской игры, Серкис решил анимировать Венома и Карнажа при помощи более традиционных способов компьютерной анимации. «Мы хотели дать Тому больше свободы во время съёмок, ничем не ограничивая его актёрскую игру», – объясняет Серкис. Впрочем, режиссёр и его команда нашли применение и богатейшему опыту работы Серкис с технологией захвата актёрской игры. «Мы использовали самый различный инструментарий, чтобы сделать внешность персонажей предельно реалистичной», – добавляет режиссёр.

Например, супервайзер по анимации Спенсер Кук утверждает, что его команда фиксировала на камеру актёрскую игру Харди в роли Венома, которая впоследствии вдохновляла их на творчество. «Запись давала нам определённые ориентиры, своеобразные вехи, – объясняет Кук. – Мы отмечали, какие нюансы актёрской игры Тома мы хотели бы увидеть в образе Венома. Затем мы кропотливо вставляли эти нюансы в компьютерный персонаж. Фактически, Веном стал инопланетной интерпретацией Тома».

Аниматоры возвращались к актёрской игре Харди вновь и вновь по вполне объяснимой причине. «Веном – это Том, – говорит супервайзер по визуальным эффектам Шина Дуггал. – В конечном итоге вся наша работа сводилась к переосмыслению его феноменальной актёрской игры».

В работе над первым фильмом много времени и сил было положено на создание внешности Венома, Карнажа же пришлось рисовать с нуля. «Веном – как квотербэк или рэгбист, – рассказывает Серкин. – Он очень тяжёл, реалистичен, обладает строением неандертальца, широк в плечах и очень, очень, очень силён. Мы хотели, чтобы Карнаж был полной его противоположностью. Он – ассиметричный хамелеон, отражающий характер Кэсиди. Его щупальца тоньше и лучше проработаны, поэтому и оружие у него другое. Карнаж может менять свою молекулярную структуру, чтобы стать кем угодно, принимать любую форму, вплоть до тумана».

«Разумеется, мы начали нашу работу с комиксов, и в частности, тщательно изучили физиологию персонажей, – говорит Дуггал. – Мы отметили для себя, из чего сделаны герои, как их тела отражают свет, какого цвета каждый из симбиотов, как они двигаются, как выражают различные эмоции, как выглядит весь персонаж целиком и как он выглядит, когда показываются щупальца. Нам нужно было понять, как свести всё это воедино и показать в современном мире?»

«В отличие от Венома Карнаж не обязательно должен передвигаться на двух конечностях – он эффективно пользуется щупальцами, что отражается на его походке, – отмечает Серкис. – В студии Imaginarium я работал с многими профессиональными танцорами, чтобы найти интересный способ передвижения персонажа. Мне хотелось взять всю энергетику Венома и перераспределить её, чтобы Карнаж начал двигаться в необычной манере, в которой отражалась бы натура извращённого психопата-носителя. Мы использовали технологию захвата актёрской игры для фиксирования базовых движений, чтобы составить своеобразную физиологическую методичку поведения Карнажа».

«Руки и ноги Карнажа ничем не отличаются от других щупальцев, – поясняет Дуггал. – Он напоминает Витрувианского Человека. Драка с ним напоминает поединок с существом, сделанным из колючей проволоки или из чертополоха, – он невероятно силён, коварен, вооружён до зубов и смертельно опасен. Даже если он просто отмахивается щупальцем, не следует забывать, что всё его тело покрыто бритвами и колючками. Если напороться на такую колючку, тебя разорвёт на клочки».

«В одночасье мы хотели развить идею о том, что Карнаж эволюционирует по ходу развития сюжета и выращивает новое оружие, – продолжает Дуггал. – Становясь всё более и более сильным, он обзаводится более впечатляющим арсеналом, у него появляется больше шипов, он становится более опасным, а человеческая сущность при этом всё менее и менее заметна. Карнаж умеет вырастить копьё из собственного позвоночника, выдернуть его из тела и метнуть в противника. Новый позвоночник тут же отрастает вновь. Карнаж умеет растить и другое оружие».

Харди снимался и в первом фильме франшизы, поэтому выложился на все 100 процентов в студии звукозаписи, озвучивая реплики Венома. Впоследствии команда по озвучанию проигрывала эти реплики самому Харди, чтобы актёр адекватно реагировал на те или иные слова. «Актёрская игра Тома во многом зависела от звукового ряда той или иной сцены, – вспоминает Серкис. – Перед съёмками каждой сцены Том разыгрывал целые инсценировки, чтобы эпизод получился более реалистичным».

«Отрепетировав сцену, Том уходил в уголок с диктофоном и записывал реплики Венома, которые звуковики быстро превращали в зловещий инопланетный голос, – объясняет Серкис. – Затем мы давали Тому наушник, в который звуковики транслировали эти реплики. Таким образом Том точно знал, что в тот или иной момент произносит его симбиот, и действовал сообразно».

За трансляцию реплик Венома отвечал звукотехник Патрик Андерсон. Харди называл его своим «напарником» в сценах, когда он должен был появляться в кадре вместе с Веномом. «У меня был радиопередатчик, который мог передавать и принимать аудиосигнал на расстоянии до 180 метров, – говорит Андерсон. – Я передавал Тому реплики Венома, а Том передавал мне какую-то информацию о нюансах сцены, например, «сделай секундную паузу, прежде чем выдавать эту реплику» или «прерывай меня этой репликой, подразни меня». Таким образом мы репетировали все реплики, одну за другой. В результате получался свободный и непринуждённый диалог».

По словам Андерсона, голос Венома корректировался спецэффектами, однако именно актёрская игра Харди сделала персонаж поистине незабываемым. «Невероятно, насколько Том мог менять свой голос, озвучивая другого персонажа, – утверждает Андерсон. – Моя работа по обработке реплик Венома составляла не более 10%, мне просто нужно было наложить несколько эффектов – изменить модуляцию, чтобы создать зловещий монструозный регистр. Я пытался создать иллюзию, что это голос инопланетного существа».

Во многом внешность Венома определялась получившим три премии «Оскар» оператором Робертом Ричардсоном. «Венома нужно было освещать особым способом, иначе его артикуляция была бы не видна, – объясняет Дуггал. – Мы решили эту проблему избыточными источниками освещения, которые отражались на его зеркальной коже. На съёмочной площадке у нас был бюст Венома, который носил на голове статист, и шарик из материала, напоминающего кожу инопланетянина, которой мы фиксировали места щупалец. Когда Боб освещал сцену, он точно понимал, где будет находиться Веном и как потом будет выглядеть кадр во время наложения визуальных эффектов».

Кинематографисты могли получить представление о том, как будут выглядеть Веном и Карнаж в той или иной сцене, используя технологию дополненной реальности. «У нас было приложение, с помощью которого мы могли вставить изображение Венома или Карнажа на любую локацию и посмотреть, как они будут смотреться в том или ином окружении», – рассказывает Дуггал.

Над образом Шрик также пришлось поработать специалистам по визуальным эффектам. «Нас вдохновляли изображения морского чёрта[1] с открытым ртом, – говорит Дуггал. – Также мы черпали вдохновение в разинутой пасти акулы. Если просмотреть видео с атакующей акулой в замедленной съёмке, нетрудно заметить, что её челюсть деформируется, и зубы словно выдвигаются вперёд. Это фантастическая трансформация».

Venom: Let There Be Carnage

ДРАКА В СТИЛЕ БАСТЕРА КИТОНА В КВАРТИРЕ В САН-ФРАНЦИСКО

За хореографию поединков в фильме отвечали координатор трюков Джим Чёрчман и координатор боевых сцен Джордж Кирби. В частности, они проработали сцену поединка Венома и Эдди в их квартире. «Это очень похоже на перебранку возлюбленных, – говорит Чёрчман. – Том сразу заявил: «Я хочу разнести всю квартиру». Стычка началась с боданий, затем интенсивность поединка нарастала, пока, наконец, на Эдди не обрушилась книжная полка. В принципе Эдди не может навредить Веному, но за саму попытку он достаточно строго наказан».

«Мы хотели, чтобы поединок получился смешным, но при этом весьма болезненным, – добавляет Кирби. – Мы черпали вдохновение в чёрно-белых трюках старой школы времён Бастера Китона. Эдди не даёт покоя мысль – чем бы пронять Венома? О чём он больше всего беспокоится? Ответ найден: это Сонни и Шер, два цыплёнка, которых Веном держит в квартире. Если что-то может причинить боль Веному, так это переживание за своих ненаглядных питомцев».

По словам Харди, чередование страшных и смешных сцен стало своеобразной торговой маркой франшизы. «Я бы сказал, что это наша визитная карточка, – улыбается актёр. – Сцена может быть страшной, особенно если в ней сражается такой супер-злодей, как Карнаж, но при этом быть вполне смешной и забавной. В нашем фильме немало юмористичных моментов».

Чёрчмен утверждает, что вырос на «мрачных и жестоких» поединках таких фильмов, как ЗАКУСОЧНАЯ. Кирби изучал боевые искусства под впечатлением от фильмов с участием Джеки Чана и Джета Ли, а Харди добился впечатляющих результатов в изучении джиу-джитсу. Чёрчмену и Кирби пришлось сдерживать искушение продемонстрировать, на что в действительности способен Харди. «Том весьма искусно владеет джиу-джитсу, в отличие от Эдди, – объясняет Чёрчмен. – Эдди не настолько спортивен, так что в его исполнении это кошачий бой».

Для съёмок в самых опасных трюках Харди обращался за помощью к своему дублёру Джейкобу Томури. «Головокружительные трюки выполнял Джейк, затем в кадр входил Том и дополнял сцену первоклассной актёрской игрой, – рассказывает Чёрчмен. – Джейк хорошо знает Тома, знает его стиль работы, так что он был для нас просто бесценен. Если Джейк говорил, что Тому тот или иной трюк понравится, то мы были уверены, что на правильном пути».

Venom: Let There Be Carnage

О ДИЗАЙНЕ

Художник-постановщик Оливер Шолль и дизайнер костюмов Джоэнна Итуэлл отвечали за создание сильного, но реалистичного дизайна мира, в котором Веном и Карнаж неотвратимо приближаются к своему эпическому финальному поединку.

«Если уж у нас есть невероятный инопланетный персонаж, нам хотелось бы увидеть его в реалистичном мире, – говорит Шолль. – Чем реалистичней мир, тем реалистичней в нём персонаж. Мы могли себя ни в чём не сдерживать».

На самом деле Шолль создал для финального поединка Венома и Карнажа завораживающие декорации готического собора, стены которого «украшали» строительные леса.

«Готический собор – одна из самых сложных архитектурных декораций, в которых можно себе представить съёмки динамичной сцены, – признаёт художник. – Она поистине огромна и включает в себя великое множество всевозможных деталей. Для нас это было очень интересное испытание».

То, как эффективно использовать столь обширное пространство, решали представители различных отделов: арт-дизайнеры, каскадёры и специалисты по визуальным эффектам. По словам Шолля, именно благодаря строительным лесам им удалось увеличить полезную площадь декорации и открыть персонажам новые возможности.

«Благодаря лесам мы смогли буквально начать планирование в другом измерении, – объясняет художник. – Герои получили доступ на крышу и на платформы, так что визуально сцена стала интереснее. Используя строительный кран и леса, персонажи смогли добраться до мест, которые ранее были им недоступны».

Работая над камерой Шрик в институте Рэйвенкрофт, Шолль придумал целую предысторию: «Изначально мы решили, что эта комната не была выстроена нарочито – это был переделанный институтский подвал, и это заметно по дизайну помещения. Когда Шрик было 17 лет от роду, её заперли в звуконепроницаемый стеклянный ящик. Затем мы начали продумывать, как могла бы изменяться эта комната со временем и с появлением новых технологий, таких как звуконепроницаемые стены, микрофоны и камеры».

Дизайнер костюмов Джоэнна Итуэлл разрабатывала гардеробы для главных героев с таким расчётом, чтобы они отражали их характеры. «Когда мы впервые видим Шрик, она в рукодельной одежде, – объясняет Итуэлл. – Немудрено, ведь она была изолирована от всего мира 25 лет. Когда она вырывается на свободу с Клетусом, они могут делать всё, что захотят. Они грабят первый попавшийся магазин, который им приглянулся, и забирают самую шикарную одежду. Преступление для них ассоциируется со свободой».

Кроме того, в своей работе Итуэлл учитывала личные пожелания актёров: «Вуди уже давно стал вегетарианцем, поэтому нам нужно было использовать только искусственные ткани и материалы. Во всех его костюмах нет ни кожи, ни натурального меха. Его ботинки были пошиты в Италии на заказ из искусственного материала».

Ещё одной сценой, в которой Итуэлл смогла продемонстрировать свой талант, стала сцена карнавала, на котором оказывается Веном после того, как покидает квартиру Эдди. «Это было настоящее безумие, – вспоминает дизайнер. – Вожделенный покой Веном, как ни странно, обретает в толпе. Мы не хотели привязываться к какой-то конкретной культуре или празднику – наш карнавал совершенно уникален. Хотя для всех нас, как и для 700 или 800 статистов, которые снимались в этой сцене, карнавал стал настоящим праздником. Руководители массовки отлично справились со своей задачей, и хореография сцены была выверена, как часы. К назначенному дню и часу съёмки сотни людей были одеты в карнавальные костюмы и готовы выполнять распоряжения режиссёра».

Большая часть фильма выдержана в приглушённой гамме, но в сцене с карнавалом Шолль и Итуэлл решили ограничить палитру чёрными, белыми и ярко-красными оттенками. «Эта сцена действительно выделялась на фоне приглушённого реального мира, – говорит Шолль. – Одного из людей захватил инопланетянин, и теперь он в ярости, так что мы решили выполнить сцену карнавала в стиле психоделического аттракциона. Вот тут-то уж точно нас ничто не сдерживало. Всю сцену нам удалось свести воедино при помощи мощных прожекторов».

«Сцена карнавала была очень весёлой, настоящей костюмированной фантасмагорией, – добавляет Итуэлл. – С самого начала мы решили ограничиться чёрным, белым и красным цветами. Толпа была огромна, и если ли бы мы снимали при свете дня, впечатление от сцены смазалось бы – мы получили бы бесформенную массу. Нам помогло тщательное планирование сцены – каждый элемент получился очень чётким. Наш замысел сработал. В кадре разворачивалось настоящее безумие».


[1] Морской чёрт – хищная рыба отряда удильщикообразных. Название этот вид получил из-за очень непривлекательной внешности.

Сайт фильма: https://sonypictures.ru/film/venom-2/