Songbird

В 2024 году мир все еще находится во власти опасного вируса. Зараженных силой забирают из домов и отправляют в зловещие карантинные лагеря. У курьера Нико редкий иммунитет к болезни, и он свободно передвигается по городу. Когда его девушка Сара заражается, Нико понимает, что за ней уже выехали военные и у него есть считанные часы, чтобы спасти возлюбленную.

История любви на фоне мировой катастрофы «Птица в клетке», пожалуй, самая актуальная картина современности, которая дает четкий ответ на гипотетический вопрос — что же будет с человечеством через каких-то пару лет? В этом мире «коронавирус» мутировал и теперь он известен как COVID-23. Те, кто пережил предыдущие волны заражения находятся уже на четвертом году изоляции, однако теперь она возведена в абсолют. Покидать жилище запрещается законом, а всех инфицированных людей вырывают прямо из их домов и насильно удерживают в карантинных лагерях, называемых Q-зонами, от куда еще никто не возвращался. Но даже в этом безумном мире есть место для дружбы, счастья и, конечно же, любви.

Среди всего этого антиутопического пейзажа курьер Нико (Кей Джей Апа), невосприимчивый к смертельному патогену, находит настоящее счастье – Сару (София Карсон). Молодые люди уже успели влюбиться друг в друга, но ее изоляция не дает никакой возможности быть вместе. Когда злосчастный вирус проносится слишком близко к Сере, Нико отчаянно исследует самые темные и полные опасностей улицы города в поисках единственного, что может ее спасти.

Триллер «Птица в клетке» очень смело демонстрирует взгляд на наше будущее. В фильме заявлены вполне закономерные для таких темных времен порядки и устои: военная диктатура не оставила демократии ни единого шанса. В то же время лента отстаивает такие ценности, как любовь, отвага и сострадание. Главный посыл картины заключается в человеческом духовном перерождении и, конечно, надежде.

Главный герой фильма Нико (Кей Джей Апа) — один из немногих, кто невосприимчив к вирусу. Но его иммунитет — его же проклятие. Те, кто не заболевают, все равно являются суперпереносчиками COVID-23, поэтому Нико смертельно опасен почти для всех, с кем он контактирует. И именно с этой оговоркой начинается новая интерпретация истории любви Ромео и Джульетты. 

Здесь вместо вражды семей, герои должны бороться с глобальной пандемией и ее последствиями. Нико и Сара — влюбляются друг в друга, но не могут быть вместе физически, ведь иммунитет есть только у одного из них. Эта история о том, как пара утопает в поиске малейшей возможности быть вместе, но сам процесс решения такой задачи в условиях беспокойных событий делает их связь еще более интимной.

«Я надеюсь, что их отношения дают людям некоторую надежду на будущее. Не поймите меня неправильно, фильм пугает тем, что вирус мутировал. Но, в конце концов, все сводится к любви», — говорит Апа.

«Влюбиться в кого-то так глубоко, несмотря на то что никогда не дышала с ним одним и тем же воздухом, несмотря на то что никогда не чувствовала его прикосновений, несмотря на то что никогда не слышала его голоса возле своего уха, это как любить невозможное. Для наших героев любовь – это их величайший риск и он может стать для Сары роковым. И все же их любовь — их спасение. Именно чувства Сары и Нико — сердце нашей истории. И именно любовь спасет всех нас», — утверждает София Карсон, исполнившая роль Сары.

Интересно, что режиссер картины Адам Мэйсон был на стадии подготовки к съемкам совершенно другого фильма, когда стало ясно, что нация и, возможно весь мир, будут изолированы и закрыты из-за неконтролируемого распространения COVID-19. Так у него появилась еще одна уникальная возможность, когда ему позвонил партнер и писатель Саймон Бойес, с идеей снять фильм на мобильные телефоны и ноутбуки.

«В первый день мы написали 10-страничный план, который включал «дорожную карту» о том, как мы могли бы организовать работу во время изоляции и создать что-то действительно захватывающее. Позже я обратился к кинопродюссеру Адаму Гудману, который предложил сделать более масштабный фильм, чем мы думали. И следующее, что я узнаю — Майкл Бэй с нами на борту!», — вспоминает Мэйсон.

Действительно, новый проект весьма заинтересовал маэстро жанра фильмов-катастроф. Более того, культового режиссера не удовлетворила роль «обычного» продюсера и он занялся съемками вплотную. Например, вооружил отдельную вспомогательную операторскую группу, над которой взял личное руководство. Именно с его руки в картине появилось множество больших, эпичных сцен хаоса и утонувшего в разрухе Города Ангелов.

Контраст оказался просто невероятным, ведь по изначальной задумке картину хотели снять на всевозможные электронные носители, например, смартфоны и камеры наблюдения. Что ж, если подобные кадры максимально приблизили зрителя к подлинности происходящего, благодаря вкладу Майкла Бэя «Птицу в клетке» никак не назовешь простоватым или недостаточно зрелищным.

Ну а режиссер фильма Мэйсон наряду с оппортунистическим кинопроизводством, снял большую часть ленты, выбрав для себя роль «невмешательства». Еще одной фишкой ленты стало то, что над актерами почти не работали стилисты и визажисты. Съемочная группа старалась обходиться без монтажа и вырезок и почти без дополнительных настроек освещения. Адам хотел, чтобы актеры двигались туда, куда, как они сами считали нужным.

«В сценах, где Сару и Нико разделяла трехдюймовая дверь, с таким же успехом мог разделять океан. Каждый момент и все эмоции были настоящими для Кей Джейя и меня, потому что мы физически не могли видеть друг друга, нас всегда разделяла эта дверь. Но, несмотря на это, почему-то движения наших рук и тел начали зеркально отражать друг друга, хотя мы этого не осознавали. Позже Адам написал нам, что снимая эту сцену, он знал, что запечатлел нечто волшебное», — говорит Карсон.

Все оказалось несколько камерным, но настоящим и волнующим. Сами актеры же полностью погрузились в процесс и потерялись в этом мире, а каждая их эмоция была до невозможного реальной.

«Например, я написал сцену о комендантском часе и о вертолете, с которого было озвучено это объявление. Саймон Бойес, еще один сценарист, говорил мне: «Нет, это слишком антиутопично и фантастично», но в тот же день над моим домом летали вертолеты, объявляющие комендантский час!», — вспоминает Мэйсон.

И хотя именно влюбленные (Нико и Сара) является ядром сюжета, в картине также присутствует множество прекрасно прописанных персонажей, чьи арки хоть и кажутся независимыми, но связаны с более широким повествованием. Действия каждого из второстепенных героев по мере развития сюжета радикальным образом отражаются на других.

В съемках фильма приняли участие такие звезды как Брэдли Уитфорд и Деми Мур. Они взяли на себя роли состоятельной пары, у которой, впрочем, немало темных секретов. Помимо прочего именно они располагают тем самым ключом, необходимым Нико для достижения своих целей. Но алчность и страх, царящие в мире жесткого контроля, все же, делают их супружескую пару неоднозначными героями.

Александра Даддарио превосходно отыграла певицу, что запуталась в беспорядочных, запретных и даже опасны отношениях; Пол Уолтер Хаузер сыграл ветерана-инвалида, который предпочел жизнь затворника еще задолго до локлауна; Крэйг Робинсон — босс Нико, сочувствующий проблемам парня, ну а Петер Стормаре, который уже не впервые работает под патронатом Майкла Бэя, прекрасно справился с образом коррумпированного, жестокого главы городского отдела «санитарии». Именно он ловит инфицированных и доставляет их в Q-зону. И именно он олицетворяет зло, которое добралось до верхушки власти в эти смутные времена.

Итак, принудительная изоляция, комендантский час, нехватка продуктов питания и прерванные поставки — теперь постоянная составляющая суровой реальности. Это то, что по мнению авторов, может произойти если изоляция, которую мы пережили, продлится еще несколько лет. Но в основе фильма – история любви двух молодых людей, которые не могут быть вместе, но должны найти выход из сложившихся обстоятельств.

Конечно, во время пандемии наладить безопасный съемочный процесс такого масштаба кажется невозможным. Но Мэйсон, все же, сумел создать фильм о вирусе максимально избежав его в реальной жизни. Взаимодействуя с органами власти штата, округа и города, а также профсоюзами и другими организациями кинематографистов в Лос-Анджелесе, команда нашла безопасный способ вернуться к работе смогла снять и закончить этот фильм без заболевших.

В образ Нико создатели постарались вложить самоотверженность людей, которые работают на передовой – в больницах, аварийных бригадах, магазинах, а также коммунальных службах и службах доставки. «Я смотрел в окно и видел, как курьеры приносят пакеты почти в каждый дом. Эти люди – герои. Я решил, что Нико должен символизировать их», — вспоминает Мэйсон.

Top.Mail.Ru